Изменения претерпели планы создания инфраструктуры по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) в Челябинске и на ближайших территориях. Перспективы строительства основного полигона стали неопределеннее: нет ясности насчет сроков и местоположения, а значит, и будущих тарифов на вывоз мусора. Они зависят от затрат регионального оператора, которые возрастают пропорционально длине пути до полигона.

Чужое хуже пахнет

11 сентября 2018 года была закрыта для приема мусора городская свалка-ветеран в черте Челябинска. Она просуществовала около семи десятилетий, поэтому жители восприняли эту меру как победу здравого смысла: мусорный отстойник разросся на 75 гектаров, накопил 20 миллионов кубометров отходов. Перегруженная промпредприятиями южноуральская столица испытывала от такого соседства повышенный экологический дискомфорт: полигон ежегодно выбрасывал в атмосферу 60 тысяч тонн вредных веществ.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

И все же закрытие свалки не обошлось без эксцессов. Новое место захоронения мусора оказалось дальше прежнего, что в итоге спровоцировало коммунальный коллапс: мусорные контейнеры переполнились, поскольку подрядчик заявил, что из-за изменившейся логистики его затраты стали несопоставимы с доходами. В ответ в регионе сменили подрядчика, утвердили новый порядок обращения с ТКО.

Возить городской мусор начали на полигон у поселка Полетаево, статус которого повысили с местного до регионального, предварительно увеличив и емкость объекта — по некоторым данным, со скромных 22 тысяч тонн отходов в год до 420 тысяч. Реализация этого плана вызвала волну недовольства у жителей поселка, которые явственнее стали ощущать навязчивые «ароматы». К их голосу присоединили свой и экоактивисты, заявляя, что свалка расположена очень неудачно: ядовитый фильтрат может отравлять не только грунтовые воды — отсюда и до Шершневского водохранилища, единственного питьевого источника миллионного Челябинска, рукой подать.

Но у областного министерства экологии была иная точка зрения: комплекс обустроен с соблюдением необходимых норм и в состоянии принимать увеличившийся поток ТКО. По этому поводу проводились даже судебные разбирательства, однако результат остался прежним — мусор не изменил вектор движения.

Перчинки ситуации добавило и то, что перемещение в Полетаево коммунальных отходов из областного центра перестало восприниматься как временная и вынужденная мера, хотя вначале подавалось именно так — до момента пуска современного мусорного полигона в поселке Чишма, это совсем в другой стороне, к северу от Челябинска по направлению к Екатеринбургу. Только здесь как-то сразу все не задалось.

Что взамен?

Сооружение в Чишме планировалось действительно масштабное — проектной мощностью 700 тысяч тонн отходов в год, с разветвленной сетью вспомогательных объектов. Помимо самого полигона предполагалось ввести в эксплуатацию еще два мусоросортировочных комплекса — в Сосновском и Увельском районах, четыре мусороперегрузочных станции (МПС) — две в Челябинске, по одной в Еткульском районе и Троицком округе. По условиям рассчитанного на 25 лет концессионного соглашения объекты должны были вводиться в две очереди. Вначале две станции на территории Челябинска (их хотели построить в течение 18 месяцев с момента предоставления инвестору земельных участков), впоследствии — в течение 40 месяцев после выделения участков — все остальное. Такой комплекс смог бы обслуживать потребности всего Челябинского кластера, куда входят соседние с областным центром территории. Еще одной особенностью проекта были технологические решения по производству компоста из органических отходов.

Однако областное министерство экологии расторгло заключенный 18 мая 2018 года договор концессии с компанией «Управление отходами». Решение, как было объявлено, приняли по обоюдному согласию. Оно вступает в силу 1 сентября 2020-го. К этому времени инвестор должен вернуть области земельные участки и представить результаты изысканий, а министерство — подготовить новую концепцию объектов, а затем объявить конкурс на поиск очередного концессионера.

«Расторжение соглашения в первую очередь связано с тем, что устарели и нуждаются в пересмотре параметры планируемого объекта, — объяснил перемену курса министр экологии Сергей Лихачев. — К тому же меняется законодательство — мы приняли региональный закон о раздельном сборе отходов. Нас не устраивает строительство огромного полигона и перегрузок. Поэтому будем делать упор на сортировку, переработку и утилизацию мусора с минимальным захоронением „хвостов“ на полигоне».

В ведомстве пояснили: полетаевский полигон вышел на первый план именно потому, что основной проект нуждается в пересмотре параметров.

Решено делать упор на сортировку, переработку и утилизацию мусора с минимальным захоронением «хвостов» на полигоне

«Нет необходимости в строительстве объектов той мощности, которая была предусмотрена концессионным соглашением, — отмечает замминистра экологии области Виталий Безруков. — Признано нецелесообразным создание столь крупных МПС в черте Челябинска. Есть смысл организовать сортировку отходов ближе к местам их образования, извлечь максимальное количество полезного сырья до погрузки его в крупнотоннажный транспорт».

Курс на переработку

Мусорная реформа дошла до областного центра. Обслуживающий Челябинский кластер региональный оператор «Центр коммунального сервиса» (ЦКС) в начале июня нынешнего года запустил раздельный сбор отходов в микрорайонах Парковый-2 и Академ Riverside. Для дальнейшего распространения опыта на весь город нужно еще 7 тысяч контейнеров, и компания подтвердила, что готова их приобрести. Ежегодно объем ТКО, по данным Российского экологического оператора, будет увеличиваться на 0,5 процента. Если в 2019-м ЦКС вывез более 870 тысяч тонн, то к 2029 году этот показатель, по прогнозам, достигнет 913 тысяч тонн. Доля вторичного сырья в общем объеме вывозимого мусора оценивается в пределах 30 процентов.

«Чем больше перерабатываем, тем меньше площадь полигонов ТКО», — объясняет стратегию властей заместитель гендиректора регионального оператора Алексей Петров.

Это логично, но каковы конкретные планы? Имя нового инвестора для Чишмы пока не просматривается. Время пуска полигона тоже не определено, хотя и так ясно: срок отодвигается. Причем, как объясняют чиновники, это «не имеет отношения к срокам эксплуатации полигона в Полетаево — они определены проектом исходя из установленной емкости и годовой мощности объекта». Другими словами, даже с пуском нового комплекса «дублер» продолжит работать, пока не исчерпает свой ресурс. Впрочем, послабление ему все-таки обещано.

«Полигон в Полетаево будет существенно разгружен после создания новых объектов, — заверяют в минэкологии. — Потоки распределятся между объектами концессионного соглашения исходя из расположения источников образования ТКО».

Вопросы под вопросом

Однако и эти планы могут измениться. Челябинский губернатор Алексей Текслер 28 мая обозначил новые приоритеты.

«Рассматриваем вопрос с переносом полигона в другое место. Окончательное решение не принято, — заявил он. — Я считаю, что можно найти оптимальное место с точки зрения расстояния: чем оно больше, тем выше тариф. Если будет вариант лучше, мы его обсудим».

Возможное место пока не называется: тема, по выражению Текслера, «чувствительная». Понятно, гигантская свалка по соседству не обрадует никого. Но экономические аргументы сильнее. Расстояние от границы Челябинска до полигона ТКО в Полетаево — 14 километров напрямую, более 20-ти по трассе. А до поселка Чишма, если судить по навигационным картам, порядка 40 километров напрямую, около 50-ти — по спидометру. Транспортное плечо существенно вырастает. Но где тогда золотая середина?

В июне в формате видео-конференц-связи состоялась встреча экспертов действующего при главе региона координационного совета по вопросам экологии, на котором обсуждался план работы по обращению с отходами. Эксперты предложили оснащать новые объекты видеокамерами, работающими в онлайн-режиме с открытым доступом для всех заинтересованных лиц, что должно обеспечить надлежащий контроль. Глава совета Рашид Исмаилов предложил взять на экспертизу техническое задание и проект концессионного соглашения по Челябинскому кластеру, а руководитель рабочей группы экспертов Вероника Варламова отметила, что на фоне расторжения договора концессии проблема захоронения отходов обострилась, но поиск решения с повестки не снят.

Итак, новый полигон когда-нибудь и где-нибудь все-таки будут строить — без него не обойтись. При этом, отвечая журналистам на вопрос о безопасности будущего объекта, в минэкологии сообщили, что проектная документация на строительство полигонов является объектом государственной экологической экспертизы федерального уровня.

«Возможность и безопасность создания полигона на конкретном земельном участке подтверждается заключением уполномоченного органа исходя из сведений, полученных в результате инженерных изысканий, и с учетом применяемых технологических решений. Только при условии наличия всех необходимых разрешительных документов и заключений государственных экспертиз полигон будет создан», — заверили в министерстве.