1. Наличие замечаний в отношении включения в Проект нормативов образования отходов и лимитов на их размещения отдельных видов отходов, не является препятствием утверждению лимитов размещения той части отходов, по которой у уполномоченного органа замечаний не имелось.

ПАО «Северский Трубный завод» (Общество) обратилось в суд с заявлением о признании недействительным приказа Департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Уральскому федеральному округу об отказе в утверждении нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (далее — НООЛР).

- Реклама -
Подписка — внутри поста

Отказ мотивирован представлением Обществом недостоверной информации. По мнению Департамента: 1) в Проекте НООЛР учтены не все виды отходов, образующихся в результате деятельности Общества; 2) в составе проекта не представлены технические условия, устанавливающие требования к образующимся отходам, материалам, веществам, на которые делается ссылка; 3) отсутствуют сведения о наличии заключения ГЭЭ технических условий.

При рассмотрении Проекта НООЛР выявлено, что Обществом осуществляется обработка и утилизация шлака сталеплавильного, который, по мнению Департамента, является отходом «шлаки сталеплавильные», и получение из него щебня и песка для дорожного строительства, при этом действующей лицензией на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I — IV классов опасности, данные виды деятельности не предусмотрены.

Согласно пояснениям Общества, шлак сталеплавильный обладает потребительскими свойствами, используется как для собственных нужд, так и для реализации сторонним потребителям, является попутной продукцией предприятия, поскольку составляет неотъемлемую часть единого технологического процесса по производству стали. После определенного технологического цикла сталеплавильный шлак перерабатывают на дробильно-сортировочном комплексе во фракционный щебень, который соответствует требованиям ГОСТ 23 558–94 (образуются щебень и песок). Доказательств, опровергающих данные обстоятельства, Департаментом не представлено.

На основании изложенного и руководствуясь пояснениями к пункту 3.16 ГОСТ 30 772–2001, согласно которому побочный продукт отходом не является, а также установив, что Обществом разработаны и утверждены технические условия, указанные в поданном на утверждение Проекте НООЛР, суды признали ошибочными выводы Департамента о наличии оснований для отказа в утверждении НООЛР.

Судами также учтены положения Закона № 89-ФЗ, Приказа Минприроды России от 25.02.2010 № 50 «О Порядке разработки и утверждения нормативов образования отходов и лимитов на их размещение», которые не содержат запрета на возможность утвердить НООЛР в отношении отходов, по которым нет замечаний у административного органа (комментарий: данная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда РФ от 18.01.2016 № 309-КГ15−17 474).

Постановление АС УО от 29.05.2020 по делу № А60−17 740/2019

2. Лицо, эксплуатирующее предприятие, от деятельности которого образовались отходы, обязано организовать соответствующее закону обращение с отходами, в т. ч. образовавшимися в период деятельности предыдущего собственника

ООО «Лукойл-Пермнефтеоргсинтез» (Общество) оспорено выданное Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермскому краю (Управление) предписание об обязании провести отнесение отходов нефтесодержащей жидкости (НСЖ), к конкретному классу опасности; включить выявленные отходы в разрешительные документы и вести их учет.

В обоснование своих требований Общество сослалось на полученные им разъяснения Минприроды России, в соответствии с которыми процесс утечки технологического продукта является загрязнением окружающей среды, а не образованием отходов, а также на тот факт, что НСЖ образовала в доприватизационный период деятельности предприиятия, то есть вне рамок текущей деятельности (технологического процесса), в связи с чем отсутствует (не предусмотрена и не может быть предусмотрена) в технологической документации, отсутствуют объективные данные о механизме образования и природе происхождения линз НСЖ, по принадлежности к определенному производству, технологическому процессу.

Суды отказали в удовлетворении требований Общества, установив, что НСЖ, находящаяся под промышленной площадкой Общества, подпадает под отходы, входящие в группу «Отходы производства нефтепродуктов», следовательно, требует отнесения к конкретному классу опасности отходов с последующим внесением в группу «Отходы производства нефтепродуктов», а также проведения паспортизации.

Суды также указали, что для исполнения оспариваемого предписания Общество вправе самостоятельно определить круг мероприятий, направленных на устранение выявленных нарушений в целях исполнения вынесенного Управлением предписания. Неуказание конкретного способа устранения нарушений, указанных в предписании, не затрагивает права и законные интересы Общества, поскольку предоставляет последнему возможность самостоятельно избрать для себя наиболее выгодные и приемлемые законные способы устранения выявленных нарушений. Доказательств невозможности исполнения оспариваемого предписания Обществом не представлено.

Постановление АС УО от 02.07.2020 по делу № А50−37 849/2018

3. Реализация права на использование отходов производства для рекультивации нарушенных земель и не включение объема используемых отходов в лимиты на размещение отходов, а значит и освобождение от обязанности вносить плату за размещение данных отходов, допустимы только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы проектной документации, предусматривающей указанные решения

АО «Тувинская энергетическая промышленная корпорация» (Общество) оспорено требование Межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Красноярскому краю и Республике Тыва (Управление) о доначислении и довнесении в бюджет платы за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС).

Как следует из материалов дела, Управлением проведена плановая проверка Общества, в ходе которой выявлены нарушения, выразившиеся в неотражении в декларациях о плате за НВОС за 2016 и 2017 годы объема размещенных на внешнем отвале вскрышных пород и в невнесении платы за НВОС, подлежащей исчислению с указанного объема размещенных отходов. По результатам проверки составлен акт, Обществу выставлено оспариваемое требование.

Факт размещения вскрышных пород во внешних отвалах Обществом не оспаривается, при этом согласно позиции Общества, отвал вскрышных пород является элементом рекультивации.

Изучив материалы дела, суды пришли к выводу, что в отсутствие положительного заключения государственной экологической экспертизы, отходы, размещенные в таких объектах, не могут рассматриваться как безопасные и исключающие НВОС, и в силу п. 14 Правил исчисления и взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду, утв. Постановлением Правительства от 03.03.2017 № 255 (в редакции, действующей до 31.12.2018) (комментарий: согласно пункту 14 Правил, при определении платежной базы лицами, обязанными вносить плату в соответствии с абз. 2 п. 5 настоящих Правил, не учитываются объемы или массы вскрышных и вмещающих горных пород, отходов производства черных металлов IV и V классов опасности, использованных при ликвидации горных выработок в соответствии с проектом их ликвидации, согласно законодательству РФ в области обращения с отходами, не включаемые в лимиты на размещение отходов) не могут рассматриваться для освобождения от включения их в лимиты и платежную базу при исчислении платы.

С учетом изложенного суды согласились с доводами Управления о наличии у Общества обязанности по исчислению и внесению платы за НВОС с объема вскрышных пород, размещенных в 2016 и 2017 годах на внешнем отвале.

Постановление АС ВСО от 29.05.2020 по делу № А69−3006/2018

Комментарий

Законом предусмотрена государственная экологическая экспертиза (далее — ГЭЭ) проектов рекультивации земель, нарушенных размещением отходов (п. 7.2 ст. 11 Федерального закона от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе»), а не проектов рекультивации нарушенных земель с использованием отходов/проектов ликвидации горных выработок с использованием отходов. С точки зрения экологической безопасности использования отходов, о необходимости ГЭЭ как меры по обеспечению экологической безопасности уместно говорить при использовании отходов I — IV классов опасности или в случае использования для рекультивации новых веществ.

Между тем, вскрыша представляет собой местный незагрязненный природный грунт, перемещенный из карьера в отвал и не может представлять опасность при использовании для рекультивации земель этого месторождения.

Однако, если проектная документация на разработку месторождения предусматривает решения по созданию объекта размещения отходов — отвала вскрышных пород, а не решения по использованию вскрышных пород для рекультивации, такая проектная документация является объектов ГЭЭ в части решений о создании объекта размещения отходов.

4. Сельхозпроизводители вправе использовать в собственном производстве образующиеся в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности продукты жизнедеятельности животных, без оформления лицензии и внесения платы за размещение отходов

ООО «НовСвин» (Общество) обратилось в суд с заявлением к Северо-Западному межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Управление), о признании недействительным предписания об устранении нарушений природоохранных требований.

По мнению Управления, согласно ФККО, навоз свиней свежий отнесен к отходам III класса опасности, Общество производит обезвреживание указанных отходов с момента соприкосновения навоза свежего с препаратом биодеструктором «Микрозим Вэйст трит», проводит дегильминтизацию препаратом «Бингсти», после чего перекачивает навоз из промежуточных насосных канализационных станций через центральную канализационную насосную станцию в навозохранилище типа «лагуна», где в течение 3−6 месяцев происходит биодеструкция и обеззараживание навоза. Также, по мнению Управления, Общество осуществляет деятельность по утилизации (то есть использованию) данных отходов.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из установленного факта того, что Общество не осуществляет действий, подлежащих лицензированию, поскольку использует отход «навоза свиней», который, согласно паспорту отхода, относится к отходам III класса опасности, при осуществлении своей основной деятельности по разведению свиней, путем внесения удобрения на собственные поля, что подтверждено внутренними документами Общества (инструкциями, планом-графиком и рабочим журналом внесения органических удобрений).

Обществом разработаны: технологический регламент и технические условия, прошедшие регистрацию в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии; получено заключение по токсиколого-гигиенической оценке удобрения ФГБУ «Государственный научный центр «Институт иммунологии» Федерального медико-биологического агентства.

Таким образом, в соответствии с установленным Обществом технологическим процессом производства удобрения, свиной навоз перерабатывается в продукт — органическое удобрение, который используется Обществом в своей производственной деятельности. При этом процесс преобразования отходов производства в удобрение происходит естественным путем, не носит характер самостоятельного вида деятельности и не является утилизацией в смысле, придаваемом этому понятию ст. 1 Закона № 89-ФЗ.

Постановление АС СЗО от 09.06.2020 по делу № А44−4807/2019

Комментарий

Как следует из текста судебного акта, Общество осуществляет деятельность по утилизации отходов I-IV классов опасности (т.к. на «навоз свиной» Обществом оформлен паспорт отхода), которая подлежит лицензированию (в т.ч. при использовании отхода в собственном производстве). Однако для сельхозпроизводителей разъяснениями уполномоченных органов предусмотрено исключение из общего правила. Согласно письмам: Минприроды от 05.05.2016 № 04−12−27/9376, Минсельхоза от 11.08.2016 № ВА-14−27/8782, производители вправе использовать продукты, образующиеся в результате их хозяйственной деятельности, в том числе, навоз, помет, иные органические вещества и материалы, для собственных нужд, в соответствии с уставной, проектной, технологической и иной документацией при соблюдении природоохранных, санитарно-гигиенических и иных требований законодательства.

В случае отнесения в соответствии с законодательством навоза, помета и других органических веществ и материалов, которые образуются в животноводстве в результате содержания сельскохозяйственных животных и являются продуктами жизнедеятельности последних, к продукции, и (или) их использования в качестве продуктов по целевому назначению для собственных нужд, требования к получению лицензий на деятельность по обращению с отходами, оформлению паспортов, разработке ПНООЛР, внесению платы за размещение отходов на такие навоз, помет, органические вещества и материалы, распространяться не будут.

5. Иловые площадки не относятся к объектам размещения отходов, а сами осадки сточных вод не являются отходами, так как, обладая потребительскими свойствами, выступают сырьем для производства органических удобрений

Межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Краснодарскому краю и Республике Адыгея (Управление) по результатам проверки ООО «Краснодар Водоканал» (Общество) выдало предписание, указав на необходимость организовать учет обращения с отходом — осадки (илы) биологических очистных сооружений хозяйственно-бытовой и смешанной канализации. Считая вынесенное предписание недействительным, Общество обратилось в суд.

Суды пришли к выводу, что иловые площадки не относятся к объектам размещения отходов, а сами осадки сточных вод не являются отходами, то есть веществами или предметами, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии со ст. 1 Закона № 89-ФЗ, так как, обладая потребительскими свойствами, выступают сырьем для производства органических удобрений. При этом, суды учли следующее.

1). Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору Обществу выдано свидетельство о государственной регистрации пестицида или агрохимиката на агрохимикат органическое удобрение на основе осадков сточных вод «Биост» марки: «Биост-1», «Биост-2» для сельскохозяйственного производства.

Указанное свидетельство дает разрешение на допуск к обороту на территории Российской Федерации производимого органического удобрения, а также подтверждает, что осадок сточных вод выступает сырьем для производства органических удобрений.

2). Из представленных Технических условий следует, что согласно технологической документации (регламенту) органическое удобрение на основе сточных вод «Биост» представляет собой продукт из сырья — обезвреженных естественным образом осадков сточных вод, подсушенных на иловых картах, в течение двух или более лет.

3). Органическое удобрение на основе осадков сточных вод «Биост» изготавливается в соответствии действующими нормативными требованиями (СП 32.13 330.2012, ГОСТ Р 17.4.3.07−2011, СанПиН 2.1.7.573−96).

4). В материалы дела представлен приказ Департамента федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Центральному федеральному округу об утверждении положительного заключения ГЭЭ по проекту технической документации для регистрации агрохимиката «Органическое удобрение на основе осадков сточных вод «БИОСТ» марки «БИОСТ-1» и «БИОСТ-2».

Постановление АС СКО от 07.06.2020 по делу № А32−28 802/2019