Единственный заказчик услуг по сбору и транспортированию твердых коммунальных отходов, который является региональным оператором по обращению с твердыми коммунальными отходами, досрочно в одностороннем порядке расторг с исполнителем договор об оказании услуг по сбору и транспортированию твердых коммунальных отходов. В целях оказания услуг по данному договору исполнителем за счет кредитных средств были приобретены транспортирные средства (мусоровозы). В обеспечение исполнения обязательств по договору была предоставлена банковская гарантия, для оформления которой исполнителем были понесены соответствующие расходы на оплату услуг банка по выдаче гарантии. После одностороннего расторжения заказчиком договора исполнитель был вынужден произвести сокращение штата работников, произвести работникам выплаты, предусмотренные трудовым законодательством РФ.

Вопрос

Могут ли указанные расходы исполнителя быть взысканы с заказчика на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ?

- Реклама -
Подписка — внутри поста

Ответ

Согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Положениями ГК РФ не установлены критерии, использование которых позволило бы однозначно определить, подлежат ли возмещению заказчиком, отказавшимся от исполнения договора возмездного оказания услуг, конкретные расходы, понесенные исполнителем. Не выработан единообразный подход по этому вопросу и в судебной практике. Представляется, что решение вопроса о том, какие именно расходы исполнителя должен возместить отказавшийся от исполнения договора заказчик, определяется конкретными обстоятельствами. Мы не обнаружили судебной практики, где бы рассматривалась ситуация, полностью аналогичная той, что описана в вопросе. Вместе с тем, на наш взгляд, основываясь на судебной практике, можно сделать определенные обобщения относительно применения упомянутой выше нормы.

В судебной практике можно обнаружить примеры дел, где рассматривается обоснованность требования исполнителя о взыскании с заказчика, отказавшегося от исполнения договора (далее по тексту — заказчик), расходов исполнителя на аренду имущества, оплату труда, приобретение имущества и т. п. Так, например, Второй арбитражный апелляционный суд в постановлении от 25 ноября 2020 г. N 02АП-8044/20 по делу N А28−5433/2020 признал обоснованным требование исполнителя о взыскании с заказчика расходов по аренде автомобиля и оплате ГСМ, указав, что представленными доказательствами подтверждены как сами расходы, так и то обстоятельство, что эти расходы понесены в целях оказания услуг по договору с заказчиком.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25 ноября 2014 г. N 07АП-10 185/14 (оставлено без изменения постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 6 февраля 2015 г. N Ф04−14 864/14 по делу N А03−22 004/2013) с заказчика взысканы расходы исполнителя по оплате труда работников, принятых в целях исполнения обязательств исполнителя по заключенному с заказчиком договору, расходы на аренду транспортных средств, на спецодежду, а также на вывоз и утилизацию отходов. Можно привести и другие примеры признания подлежащими возмещению расходов по арендной плате, привлечению субисполнителей, расходов на проезд и т. п. (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 июня 2020 г. N Ф04−2031/20 по делу N А45−32 357/2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2020 г. N 09АП-58 292/19, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 16 июля 2020 г. N Ф05−7464/20, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2015 г. N 09АП-9099/15, решение Арбитражного суда Пензенской области от 11 марта 2016 г. по делу N А49−11 205/2015, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2019 г. N 13АП-24 338/19, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 декабря 2019 г. N Ф07−15 526/19). Однако само по себе наличие в правоприменительной практике примеров взыскания указанных расходов не означает, что такие расходы исполнителя подлежат взысканию во всех случаях.
Рассматривая подобные требования, суды исходят из того, что для удовлетворения требования о возмещении расходов исполнителем должна быть доказана непосредственная связь понесенных расходов с обязательствами именно по договору с заказчиком. Так, например, в постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 февраля 2016 г. N Ф08−417/16 по делу N А32−47 984/2014 суд, отказывая исполнителю в удовлетворении части заявленных требований, указал, что исполнитель, заключивший в целях оказания услуг договоры аренды комбайнов и договоры о предоставлении персонала, после отказа заказчика от исполнения договора не воспользовался своим правом на отказ от договоров аренды и предоставления персонала, то есть не принял мер к уменьшению размера понесенных расходов.

В любом случае обоснованность требований исполнителя о возмещении понесенных им расходов оценивается судом индивидуально с учетом конкретных обстоятельств и представленных исполнителем доказательств. В отсутствие последних соответствующие расходы взысканы быть не могут. Разумеется, вопрос о доказанности расходов решается судом на основе его собственной оценки представленных доказательств. Однако одним из важнейших критериев при такой оценке является непосредственная связь понесенных исполнителем расходов с договором, в связи с отказом заказчика от которого предъявляются требования (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2020 г. N 17АП-190/20 по делу N А60−31 748/2019, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 ноября 2019 г. N 20АП-6940/19, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2018 г. N 13АП-24 128/18). В рассматриваемой ситуации мы не можем исключить принципиальной вероятности взыскания с заказчика расходов исполнителя по приобретению упомянутой в вопросе спецтехники. Однако повторим, что для удовлетворения подобного требования исполнитель должен будет доказать, что все эти расходы непосредственно связаны с исполнением обязательств лишь по одному договору — именно тому, который упомянут в вопросе. Перспектива же взыскания расходов исполнителя, связанных с выплатами работникам (несмотря на то, что в практике подобные примеры встречаются), представляется нам сомнительной, поскольку такие расходы должны осуществляться исполнителем в силу закона вне зависимости от того, с какой целью были приняты работники (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2020 г. N 08АП-17 149/19, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 июля 2020 г. N Ф04−1706/20). Столь же маловероятно, на наш взгляд, и взыскание указанных в вопросе расходов по выплатам в связи с сокращением штата в качестве убытков, поскольку в этом случае подлежит доказыванию, в частности, факт неправомерного поведения контрагента (а отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг правомерен) и прямая причинно-следственная связь между нарушением и неблагоприятными последствиями (мы такой связи не видим, смотрите также постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 февраля 2015 г. N 04АП-4759/14).

Наконец, что касается оценки обоснованности требования исполнителя о возмещении понесенных им расходов в связи с предоставлением независимой гарантии, то этот вопрос, как показывает правоприменительная практика, решается судами отрицательно как применительно к п. 1 ст. 782 ГК РФ, так и применительно к ст.ст. 15, 393 ГК РФ. Примеров обратного подхода мы не обнаружили. В постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 августа 2019 г. N Ф02−2944/19 по делу N А10−1443/2017 суд указал, что банковская гарантия подлежала предоставлению в целях участия в конкурентных процедурах, а значит, расходы за ее выдачу не являются расходами, которые имеются в виду в п. 1 ст. 782 ГК РФ, и не подлежат возмещению заказчиком. Схожий подход представлен в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 27 ноября 2015 г. N Ф09−8115/15 по делу N А71−694/2015, постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июня 2019 г. N 09АП-26 057/19, оставленном без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 6 сентября 2019 г. N Ф05−14 866/19 (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2019 г. N 04АП-153/19, оставленное без изменения постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 августа 2019 г. N Ф02−2944/19, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2018 г. N 09АП-40 474/18 (определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 22 марта 2018 г. N 305-ЭС17−18 329 по делу N А40−102 547/2016), постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 октября 2016 г. N 13АП-25 167/16, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2015 г. N 17АП-7488/15).