Уплата экологического сбора

ООО «Татхагата» vs Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Новгородской области

Общество, посчитав, что им выполнен норматив утилизации, в расчете суммы экологического сбора к уплате указало «0». Рассмотрев представленные документы, Управление направило в адрес Общества письмо, в котором указало на то, что Общество произвело предварительную обработку отходов, но не вернуло их в производственный цикл, не осуществило утилизацию, в связи с этим не вправе зачесть в счет выполнения норматива утилизации объем отходов, указанный в представленном акте утилизации.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

Общество обратилось в суд с иском о признании незаконным отказа Управления в возврате суммы излишне уплаченного (взысканного) экологического сбора и об обязании возвратить спорную сумму экосбора.

Суды установили, что Общество сортирует, дробит, прессует отходы упаковочного гофрокартона незагрязненного, то есть не возвращает отходы в производственный цикл, а лишь обрабатывает их. В связи с этим суды пришли к выводу, что Общество не занимается деятельностью по утилизации отходов в смысле, придаваемом этой деятельности нормами Закона № 89-ФЗ, следовательно, у него возникла обязанность по уплате экосбора.

Постановление АС СЗО от 16.08.2019 по делу № А44−7947/2018

Рекультивация

Комитет государственного экологического надзора Ленинградской области vs ООО «Дженерал Контрактинг энд Девелопмент»

В ходе осмотра Комитетом земельных участков, на которых Обществом производились работы по подготовке их для дальнейшего использования по целевому назначению, было зафиксировано производство работ по выравниванию и поднятию земельных участков с использованием отходов IV и V класса опасности, что подтверждается заключением испытательной лаборатории ЛОГКУ «Леноблэкоконтроль».

Истцом произведен расчет размера вреда в соответствии с Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утв. приказом Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 08.07.2010 № 238.

Ввиду отклонения Обществом претензии Комитета о возмещении ущерба в добровольном порядке Комитет обратился в арбитражный суд с соответствующим иском. Материалами дела подтверждено, что Обществом на спорные земельные участки завозились отходы, затем разравнивались и уплотнялись, то есть осуществлялось обращение с отходами, характерное для их размещения. При этом Ответчиком заявлено, что на земельных участках отходы не размещались, а проводилась рекультивация нарушенных земель.

Суды, придя к выводу о недоказанности факта причинения вреда почве виновными действиями Ответчика, в иске отказали.

Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение в связи с необходимостью оценки довода Комитета об обязанности Общества представить на государственную экологическую экспертизу проекты рекультивации.

Постановление АС СЗО от 01.08.2019 по делу № А56−80 689/2018

Комментарий

Как прямо следует из текста п. 7.2 ст. 11 Федеральный закон от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе», объектами государственной экологической экспертизы (далее — ГЭЭ) являются следующие проекты рекультивации нарушенных земель:

1) проекты рекультивации земель, нарушенных при размещении отходов I-V классов опасности;

2) проекты рекультивации земель, используемых, но не предназначенных для размещения отходов I-V классов опасности.

То есть к объектам ГЭЭ относятся только проекты рекультивации санкционированных или несанкционированных объектов размещения отходов.

Тем не менее согласно разъяснениям Минприроды России (письмо Минприроды России от 19.05.2014 № 05−12−44/10 285) использование отходов для рекультивации признается их размещением, что означает распространение требований о получении заключения ГЭЭ на проекты рекультивации с использованием отходов. Эта позиция противоречит положениям Закона № 89-ФЗ, так как допускает подмену понятий «использование» и «размещение» отходов, однако активно применяется на практике.

О подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду

ООО «Эко-Сити» vs Департамент Росприроднадзора по Северо-Кавказскому федеральному округу

Удовлетворяя требования Общества о признании недействительным отказа Департамента о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду (далее — НВОС) объекта размещения отходов, суды пришли к выводу о выполнении им требований, предусмотренных Положением о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду объектов размещения отходов, утв. Постановлением Правительства РФ от 26.05.2016 N 467.

Отклоняя доводы Департамента об отсутствии в отчете данных инструментальных измерений, свидетельствующих о соблюдении нормативов качества окружающей среды на территории объекта размещения отходов и в пределах его воздействия на окружающую среду, суды указали, что при отборе проб в точках на границе земельного участка невозможно определить превышение фоновых значений на территории, прилегающей к объекту размещения отходов.

Суды отметили также, что Департамент не вправе руководствоваться гигиеническими нормативами (ГН 2.1.6.1338−03, ГН 2.1.7.2041−06, ГН 2.1.5.1315−03) при рассмотрении отчета по мониторингу в отношении объекта размещения отходов, поскольку санитарно-эпидемиологическое нормирование проводится в рамках государственно-санитарно-эпидемиологического надзора, данными полномочиями Департамент не наделен; указанные предельно допустимые концентрации (далее — ПДК) веществ в данном случае не заменяют требования о наличии нормативов качества окружающей среды, так как объект размещения отходов расположен за пределами границ населенных пунктов.

На основании изложенного, судьей Верховного суда РФ Департаменту отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в СКЭС ВС РФ.

Определение ВС РФ от 03.12.2018 № 308-КГ18−19 978 по делу № А63−8653/2017

Комментарий

В соответствии с пунктом 10 Положения о подтверждении исключения негативного воздействия на окружающую среду объектов размещения отходов, «Территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере природопользования в срок, не превышающий 30 дней со дня поступления отчета, осуществляет сопоставление изложенной в нем информации с имеющимися данными о состоянии и загрязнении окружающей среды на территории объекта размещения отходов и в пределах его воздействия на окружающую среду, полученными от территориального органа Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в рамках взаимодействия и обмена информацией на региональном уровне, предусмотренных соглашением о сотрудничестве Федеральной службы по надзору в сфере природопользования и Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, или путем проведения необходимых инструментальных измерений, выполненных федеральным государственным бюджетным учреждением, находящимся в ведении Федеральной службы по надзору в сфере природопользования».

Таким образом, природопользователь обязан только представить данные инструментальных измерений состояния компонентов окружающей среды на территории земельного участка предоставленного для размещения объекта размещения отходов (места отбора проб по компонентам окружающей среды определены в п. 4 Положения), а сравнение представленных природопользователем данных с фоновыми значениями — обязанность уполномоченного органа.

В отношении вывода судов о недопустимости применения Росприроднадзором гигиенических нормативов необходимо отметить, что на сегодняшний день нормативы качества окружающей среды не установлены (за исключением нормативов качества воды водных объектов рыбохозяйственного значения, утв. Приказом Минсельхоза России от 13.12.2016 № 552), в связи с чем применяются показатели (включая ПДК химических веществ), установленные гигиеническими нормативами, в том числе, при проведении экологического мониторинга и производственного экологического контроля.