В регионе перерабатывают миллионные кипы пластиковых бутылок, из которых на одном из крупнейших в стране предприятий — переработчиков вторичных ресурсов производят геотекстиль для нефтяников и строителей автодорог.

Жители страны в прямом смысле ездят по геополотну, сделанному из ПЭТ-бутылей. Кроме того, дополняет руководитель отдела маркетинга компании «Втор-Ком» Елена Коваленко, из пластикового вторсырья в Челябинске производят волокно — импортозамещающую продукцию, которая идет на объемные наполнители для мягкой мебели, синтепон. Пока ввиду нехватки этого материала российские потребители закупают его в Китае, Южной Корее и Белоруссии.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

Ежегодно в области образуется около миллиона тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). В 2019 году, когда стартовала мусорная реформа, утилизировалось 1,6 процента этой массы, сегодня — четыре процента.

— Наша цель — к 2030 году прийти к двукратному уменьшению объемов ТКО, направляемых на захоронение. Строительство сортировочных комплексов способствует этому, — констатирует начальник управления организации обращения с отходами минэкологии региона Юлия Жукова.

В бизнес по переработке вторсырья на Южном Урале сегодня вовлечено более 20 организаций, использующих не только пластик, но и бумагу, картон, стекло, металлы, аккумуляторы. Мощности самого крупного рассчитаны на переработку 1,5 тысячи тонн пластика, и, чтобы добыть такое количество сырья, компания вынуждена собирать его на просторах постсоветского пространства от Иркутска до Алматы. Среди поставщиков и ближние соседи — Екатеринбург, Тюмень, Башкирия. Сама Челябинская область в идеале может набрать лишь 300 тонн бэушных ПЭТ-бутылей, что обеспечивает загрузку пятой части оборудования.

Казалось бы, такого добра, как мусор, в регионе навалом, но проблема в том, что львиная доля его по-прежнему не сортируется. Несмотря на планы областных властей запустить специализированные комплексы в Магнитогорске, Южноуральске, Сатке, Миассе и в Чишме, в ближайшее время они не появятся. Для создания полигона с мусоросортировочной линией, говорят переработчики, нужно 4−5 лет. Тюмень, считает руководитель «Втор-Ком» Дина Грибанова, в этом направлении продвинулась гораздо дальше — там работает мощный автоматизированный сортировочный завод. Используя опыт соседей, компания собирается возводить подобный комплекс в Копейске.

Впрочем, у стратегии сокращения мусорных «хвостов» есть и второе направление — сокращение их образования. Недавно ППК «РЭО» подготовил и направил в адрес Минпромторга список подлежащих запрету изделий из пластмасс таких, как цветной пластик, пластиковые трубочки, ватные палочки и одноразовая пластиковая посуда. Юлия Жукова поясняет: из пластика, не пригодного для переработки, можно получать так называемое RDF-топливо, основными потребителями которого являются цементные и металлургические заводы, ведь только высокотемпературное сжигание позволяет снизить вредные выбросы в атмосферу. Но использование таких технологий требует повышенных энергозатрат. Похоже на замкнутый круг.

На Западе RDF-топливо рассматривается в качестве альтернативы природному газу, но в РФ ситуация иная. По данным «Гринпис Россия», затраты на сжигание мусора в 8−9 раз выше, чем на переработку рассортированных отходов, а тариф на сортировку в 5−12 раз ниже, чем на сжигание. Дина Грибанова сообщила, что ее компания производила альтернативное топливо из «неудобного» пластика, но впоследствии прекратила: без специального дотирования или иных мер поддержки этот вид деятельности экономически не выгоден.

У нас пока линейная модель обращения с ресурсами. Ежедневно производятся внутри страны и завозятся из-за границы миллионы товаров. После использования они просто превращаются в мусор, более 90 процентов которого захоранивается на полигонах. Переработка, безусловно, тоже ведется, но далеко не всех видов отходов. Нам необходимо совершить качественный и быстрый прорыв в этом направлении, чтобы уже к 2024 году граждане почувствовали видимый результат.

Виктория Абрамченко, заместитель председателя правительства РФ