В рамках Российского экологического форума был поднят ряд значимых вопросов о привлечении частных инвестиций в сферу обращения с отходами, а также о государственных мерах поддержки отрасли. Ключевые тезисы выступления Дениса Буцаева, генерального директора ППК РЭО, озвученные им на установочной сессии форума «Как привлечь частные инвестиции в отходы: меры поддержки государства для бизнеса и отрасли».

- Реклама -
Подписка — внутри поста
  • «Обновление контейнерного парка и мусоровозов не является целью реформы ТКО. Нам необходимо построить общую технологическую цепочку, связанную с обработкой и утилизацией отходов, и избавиться от пагубной тенденции советского периода, когда все, что вывозилось с контейнерных площадок, попадало на полигон. Мы начали работу с построения федеральной схемы. Узнали, где, сколько и чего нужно построить. Оказалось, нужно построить около 900 объектов на сегодняшний день (изначально было более 1000), в деньгах это порядка 450 млрд руб. От Правительства мы получили ответ, что со стороны государства денег будет кратно меньше, а все остальное нужно будет привлечь с рынка».
  • «Если в обработке возврат инвестиций происходил из тарифа, и механизм возврата инвестиций был понятен, то, например, в утилизации у нас был механизм РОПа, который ни в 2019 году, ни в 2021, к сожалению, не работал, и там возврата инвестиций нет. РОП как механизм возврата инвестиций уникален с нескольких точек зрения. Во-первых, это долгосрочный источник возврата инвестиций, каждый год он возобновляется и наполняется экосбором. Во-вторых, принцип его наполнения — чем больше производится того, что должно быть утилизировано, тем больше собирается экосбора, необходимого, чтобы произвести мероприятия по утилизации. Принцип бюджета, когда выделяется определенная сумма денег под задачу, а задача все время меняется, и иногда этих денег много, а зачастую, их не хватает, — этот принцип в отношении РОПа не работает. Но мы до сих пор сталкиваемся с очень сильным отраслевым лоббизмом в отношении РОПа со стороны производителей. И мы очень рассчитываем, что Поручение Президента, данное в 2019 году в рамках Послания, и повторенное в 2021 году, будет, наконец, выполнено».
  • «В 2019 году все просили разработать меры поддержки, чтобы прийти и сразу все сделать. С 2021 года мы готовы оказывать меры поддержки. В текущем году мы окажем поддержку 11 субъектам на сумму около 6,5 млрд руб. Мы собираем их по крупицам. Проектов нет. 80% проектов, которые мы финансируем в этом году, должны в этом же году пройти экологическую и государственную экспертизу. Качество предоставляемых нам документов я даже не буду комментировать — это конструктор, который приходится докручивать усилиями многих ведомств. Отрасль не готова к инвестициям. Заявки поступили от трети регионов. При этом каждый губернатор на встрече с высоким начальством обязательно говорит, что у него есть проблемы с переработкой отходов — и ничего не делает для этого. Регоператоры просто пересели на получение денег от потока: в некоторых случаях работают с контейнерами и мусоровозами, но в большинстве случаев используют для этого подрядчиков. Из 13 проектов готовых к получению денег сразу было два, и опять в Московской области — и мы их отфинансировали. Нет не только разрешительной документации, нет проектных решений. Но все очень сильно жалуются на несправедливость тарифа, отсутствие нормативной базы и так далее».
  • «Сегодняшний форум про то, чтобы власть ответила на вопрос, как она будет поддерживать бизнес. Но очень важно также понимать, что бизнес реально делает для того, чтобы получить указанные меры поддержки. Сейчас у нас три меры поддержки: поручительство, вхождение в капитал, облигации. Этого мало, я сам не удовлетворен таким ограниченным инструментарием. Но даже эти три меры поддержки не находят спроса на рынке. У нас была возможность в этом году профинансировать отрасль кратно больше. Мы готовы были дать 10 млрд руб., а в следующем готовы дать15 млрд. На следующий год у нас есть 4,5 проекта, не прошедших экспертизу и в незавершенной проектной стадии. И я почти уверен, что треть из них отпадет по разным основаниям. Мы готовы финансировать концессии, но на всю страну сейчас четыре готовых к финансированию концессии, и это проекты 2019−2020 годов. По трем из них тоже нет проектной документации».
  • «Самая популярная мера поддержки — выпуск облигаций. Мы для каждой компаний проводим процедуру обучения сотрудников тому, как в принципе нужно работать с облигациями».
  • «В отрасли не стоит вопрос денег. В отрасли стоит вопрос доработки нормативной базы и вопрос готовности отрасли к инвестициям. Без подготовки проектных решений без готовности экспертиз никто в проекты деньги вкладывать не сможет, даже при большом желании, которое есть у ППК».
  • «В подавляющем большинстве в тарифе предусмотрена сортировка. Но сортируется по факту только треть отходов. Если посмотреть на тариф — сортироваться должно 80%. Вопрос — где сортировка? Мы предлагаем новый механизм финансирования через концессии. В стране сейчас всего 20−25 концессий в отрасли ТКО. Это не вопрос доступности денег. Региональные операторы не хотят строить. Регионы не заинтересованы в современной инфраструктуре».
  • «В стране огромная проблема, связанная с профессиональными кадрами. Кто из регоператоров отправляет своих работников на повышение квалификации? За исключением „Эколайна“ и „Ситиматика“, больше я ни от кого не слышал о программе по повышению кадров».
  • «Есть вопросы с тем, куда отправлять фракции, отобранные на сортировке. Нет проблемы сбыта. Есть проблема качества и проблема объема. Крупные компании задают вопрос, каким образом будет обеспечена ритмичность поставок фракций на длительном промежутке времени. И все сразу сдуваются. Нет системности в работе — нет возобновляемого прихода вторсырья».