Ни в одной сфере нашей жизни нет такого количества «черных дыр» и белых пятен, как в сфере экологии, пишет ИА «Нижний сейчас». Мистификация этой области, ощущение колоссальности и неохватности проблем в ней, абсолютная непрозрачность и загадочность вкупе со страхом осознать весь масштаб экологических угроз и планете, и своему месту проживания заставляют большинство людей не думать дальше меткого броска пакета с мусором в контейнер.

Опасения за опасное

А что происходит дальше? Что происходит и с этим пакетом, и со вчерашним, и с позавчерашним? Что происходит в реальности, а не по отчетам с отходами коммунального сектора? Промышленного сектора? Виды товаров народного потребления достигли на третьем десятке 21 века небывалого разнообразия, а значит разнообразны и отходы их производств. Даже мелкий бизнес с безвредным сырьем не обходится без упаковки, оргтехники и прочего пластика. А пластик, как известно, имеет период разложения от 450 до 1000 лет. Не лучшее наследство потомкам.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

Российское государство осознает, нужно сказать, колоссальные масштабы экологического ущерба и необходимость принимать конкретные меры для решения проблем в этой сфере. Потому что как бы ни было проще заводам и фабрикам всячески игнорировать требования закона по утилизации отходов производства, но и олигархи, и власть состоят их живых людей, которые, даже имея недвижимость за границей, все же и здесь дышат воздухом, потребляют воду и пищевые продукты. К тому же для экономики нерешаемые экологические проблемы тоже несут ущерб и снижают эффективность любых производственных процессов.

Немало сделано за последние годы в законотворческой деятельности. В июле этого года внесены очередные поправки в Федеральный закон от 24.06.1998 N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления». Как написано на сайте президента РФ, «…закон направлен на совершенствование правового регулирования в области обращения с отходами производства и потребления». Ужесточены, в частности, требования к транспортированию отходов. Необходимо наличие паспорта отходов I-IV классов опасности и соответствующей документации, а также на транспортных средствах, контейнерах, цистернах должны наноситься специальные отличительные знаки, обозначающие класс опасности отходов.

Пепел мусорных реформ

Фото: Росприроднадзор

Также новыми поправками предусматривается возможность использования средств федерального бюджета, поступивших от уплаты экологического сбора, на строительство и реконструкцию объектов для обращения с отходами, на обустройство площадок накопления отходов.

Еще одно важное нововведение: устанавливаются требования к федеральной схеме обращения с твердыми коммунальными отходами, федеральной государственной информационной системе учета твердых коммунальных отходов (ТКО), кроме того, предусматривается, что российский экологический оператор является оператором указанных информационных систем.

При этом федеральный экологический оператор может строить и реконструировать объекты обработки, утилизации, обезвреживания отходов I и II классов опасности в соответствии с инвестпрограммой госкорпорации «Росатом» по согласованию с Минприроды России и ФАС России.

В новой редакции ФЗ 89 установлены приоритетные направления государственной политики в области обращения с отходами:

  • максимальное использование исходных сырья и материалов;
  • предотвращение образования отходов;
  • сокращение образования отходов и снижение их класса опасности в источниках их образования;
  • обработка отходов;
  • утилизация отходов;
  • обезвреживание отходов.

Кажется, по всем из них у россиян очень много вопросов…

Темные глаза из прошлого

В настоящий момент по всей стране разбросаны 2 млрд тонн токсичных отходов. В Нижегородском регионе наместники вертикали власти вынуждены быть не просто техническими исполнителями задач сверху, но и разруливать сугубо местные масштабные и тяжелые проблемы. Оборонно-промышленная специфика региона, нефтепереработка и химические предприятия накопили ущерб со времен гонки вооружений и холодной войны. Взрывчатые вещества и ракетное топливо пока еще востребованы. Для их производства, в частности, используются крайне токсичные химсоединения.

Головная боль экологов мира и всех неравнодушных людей — это город Дзержинск, один из самых загрязненных городов мира, с его последствиями деятельности химического и нефтехимического комплексов.

Но наиболее известные — открытые захоронения опасных химических веществ, получившие в народе, а затем официально, названия «Черная дыра» и «Белое море».

«Белое море» — «озеро» белой жижи площадью около 100 га (1 кв. км). Несмотря на размеры, оно относительно малоопасно для людей (но не для флоры и фауны): оно содержит опасные вещества низких классов — известь, соли кальция и другие. Основной виновник его появления — бывший завод «Капролактам» с производством хлора и каустика (едкие щелочи). И его уже удалось рекультивировать.

Самым страшным объектом и не только в регионе, а по всей стране и одним из самых страшных в мире является «Черная дыра». Это — самое крупное хранилище химических отходов в мире. Площадь черного водоема с «пейзажами» апокалиптического вида более 1,5 га. В темные предвоенные времена СССР на месте села Растяпино строится рабочий поселок Дзержинск, а затем одноименный город военной промышленности, большую долю в которой занимало производство химического оружия. К созданию «Черной дыры» в первую очередь имел отношение завод «Оргстекло» (ныне ОАО «Дзержинское оргстекло»). «Оргстекло» сливало в огромную бесхозную карстовую воронку по трубам отходы производства синильной кислоты, авиационного стекла и… боевых отравляющих веществ. Другие заводы добавляли сюда отходы производства хлора, ракетного топлива, тетраэтилсвинца, поливинилхлорида и других. Гриф «совершенно секретно» сохранялся на военно-химическом производстве весь советский период, в итоге к началу рекультивации никто (даже работающие на предприятии специалисты и научные сотрудники) не знали состав высокотоксичной жижи, погрузившейся в карстовую яму на глубину 18 метров. В этой жиже растворяются даже пластиковые бутылки. Твердая масса в нижних слоях и трехметровый пастообразный и жидкий слой наверху. Потребовалось сначала изучить их состав.

Пепел мусорных реформ

Фото: Росприроднадзор

В 2013 году Общественная палата РФ признала «Черную дыру» самым сложным в мире объектом для утилизации. По данным ученых, обнаружено более 150 видов токсичных химических веществ объемом около 22 тысяч кубометров. Только по официальной информации: фенолформальдегидная смола, поливинилхлорид, оксид титана, соли аммония. Все это очень сильные яды. СМИ писали о присутствии также мышьяка и ртути.

Вопрос ликвидации токсичных отходов первых классов опасности власти региона пытались решать последние 15 лет. Реальная попытка рекультиваций «Черной дыры» и «Белого моря» началась наконец в 2012 году, однако федеральные миллиарды затянуло в «черную дыру» местного воровства, годами длились уголовные дела. Возмущению граждан не было предела, но виновные получили не более трех лет колонии. В апреле 2016 года правительство России назначило единственным подрядчиком по ликвидации «Черного моря» и «Белой дыры», а также рекультивации грандиозного мусорного полигона «Игумново» площадью 41,7 га компанию ООО «Газэнергострой — Экологические технологии». Правда, и у нее не обошлось без «засасывания» денег за горизонт видимости.

К 2018 году, при нынешнем региональном кабмине, сметы правительства РФ выросли вдвое. Рекультивацию «Белого моря» завершили в феврале 2020 года, игумновской свалки ТБО — в июле.

Работы обошлись государству в 7,2 млрд руб. А вот работы на шламонакопителе «Черная дыра» еще в самом начале, поэтому об общей сумме говорить рано.

По плану ликвидация «Черной дыры» должна была завершиться еще год назад. Однако в июле 2020 года региональное правительство опубликовало сообщение, что окончание работ отложено на осень 2021 года. Из-за ошибок предыдущего проектировщика — ООО «Экорос» — в расчетах количества и состава опасных отходов в карстовом озере обнаружилось второе дно. И объем подлежащих выжиганию жидких и пастообразных отходов увеличился.

На дворе осень 2021 года. Но по последней информации дело снова встало. В корпорации «ГАЗ — Экологические технологии» рассказали, что планируют завершить корректировку проектно-сметной документации по ликвидации «Черной дыры» в конце года. Работы будут возобновлены уже в 2022 году. К 2,863 млрд рублей, запланированным на ликвидацию самого крупного в мире хранилища опасных химотходов, будет добавлено еще. Пока не известно, сколько. Поистине «черная дыра», засасывающая деньги… Наследие варварского социалистического хозяйствования.

Однако «ГАЗ — Экологические технологии» уже построило рядом почти завод по переработке извлекаемых из воронки химотходов. И вряд ли готово все бросить.

Хронология последних событий в крайне непростой ликвидации «Черной дыры» и «Белого моря» здесь. Это, действительно, колоссально важное событие. И кроме того, реальный политический тренд, способный формировать доверие населения. Особенно для жителей Дзержинска, где заболеваемость онкологическими болезнями выше в 1,2−1,4 раза, чем даже по Нижегородской области, тоже не самой благополучной среди регионов страны.

Ядовитые клумбы и «лебеди»

Однако история с хищением и нецелевым расходованием средств, скандальная смена подрядчика и прочие неурядицы процесса рекультивации сложнейших объектов говорят о том, что даже в этой архиважной работе доминировало укоренившееся с советских времен ошибочное отношение к экологии как к теме второго порядка.

Между тем современные требования в законодательстве и возросшие экологические требования в самом обществе уже не позволяют безответственно сливать отходы, допускать работы на вредных производствах без защиты, тихо сваливать мусор где попало и так далее.

Это относится не только к последствиям безответственной работы промышленных объектов, потребительского отношения к природе и бездумных антропогенных воздействий, но и к непосредственному быту граждан. Уже давно никого не устраивает мусор во дворах.

Однако проблема куда шире чисто эстетической. Свои «черные дырки», несущие опасность здоровью, имеются во многих дворах города. При этом горожане зачастую даже не подозревают, что контактируют с экологически опасными объектами. Взять в качестве примера автомобильные покрышки. С 1 октября вступили в силу дополнения в статью КоАП 8.2, согласно которой запрещается использование в жилой зоне автомобильных покрышек. Как известно, непритязательные горожане украшали дворы самодельными композициями и скульптурами из этих отходов потребления, имеющих IV класс опасности. Они содержат различные канцерогены и разлагаются до 130 лет. Кроме того, выделяют токсичный запах, в жару еще более ядовитый, и могут легко воспламениться. Теперь за этот ЖЭК-арт грозит штраф до 250 тысяч рублей.

Жители понесли опасные «малые архитектурные формы» к мусорным контейнерам. Там же складывают и только что использованные. ДУКи начали вывозить их из дворов.

Не тут-то было: региональный оператор, руководствуясь своими соображениями и, скорее всего, прикрываясь нормативными документами, отказывается вывозить и правильным образом утилизировать вредные отходы. Этот же принцип распространяется и на строительный мусор, зачастую представленный всего лишь бумажными обоями.

Согласно нормативным документам, региональный оператор обязан вывозить твердые коммунальные отходы (ТКО) с контейнерной площадки и подбирать выпавший из контейнера мусор в момент погрузки. Но к ТКО не относятся: мусор от капитального ремонта (кирпичи и смеси, бетон и железобетон, цемент, плиточный клей на основе цемента, доски и бревна, лом сараев, заборов и других частных построек, лом черепицы и керамики, древесные перекрытия, гипсокартонные листы, шпатлевка и штукатурка, полимерная плитка и так далее); ртутьсодержащие лампы, аккумуляторы и батарейки; отходы животноводства (навоз, помет); автомобильные шины, камеры и покрышки. Ответственность за обеспечение вывоза этих отходов лежит на собственниках помещения, где они были образованы.

Таким образом, региональный оператор выполняет прежде всего функцию, он не заинтересован стать активным участником решения экологической проблемы.

Стоит заметить, что регоператор отказывается и от вывоза собранных жителями веток и листвы, класс опасности у которых отсутствует, а в исключения из списка ТКО (см. выше) они не входят.

Такое противоречие — жители исполняют запрет на покрышки, а регоператор их не вывозит — возникло не только благодаря «избирательности» регоператора, но и благодаря законодательству. Оно предусматривает подчас противоположные установки по отношению к разным субъектам, осуществляющим вывоз и захоронение отходов.

Кроме того, правильные, научно обоснованные решения наверху упираются в ручное регулирование на местах, в попытки передела мусорного рынка или «слишком тесную» связь чиновничества с местным же бизнесом. В результате сращивания чиновничества или депутатства с бизнесом появляется лобби одного, не всегда эффективного и выгодного городу варианта утилизации отходов. И подчас «мусорные короли» не только не решают экологических проблем, но нередко создают новые. А горожане удивляются: ведь эти «короли» по большой части и сами, и их дети живут здесь, дышат этим же воздухом, пьют эту же воду.

«Разборчивые» пункты

С 2019 года Нижегородская область приступила к раздельному сбору отходов. Но до настоящей сортировки еще далеко. Во-первых, созданные экопункты приема вторсырья ТКО не охватывают весь город-миллионник. И даже то, что получилось, пошло не совсем так, как ожидали озабоченные экологией жители. «Экопункты» принимают бумагу/картон, стекло и всего два-три вида пластиковых отходов, в то время как промышленность выпускает несколько десятков видов бытового пластика. Между тем, даже один «Фантастик пластик» готов работать в больших, чем сейчас, объемах.

Итог

Таким образом, нужны четкие нормы для участников цепочки утилизации, в которой на первом плане будет не «функция», а достижение благоприятной среды для жителей. Ответственностью должны быть наделены конкретные органы власти, структуры и субъекты бизнеса.

Тем более, что пока идут споры компании «Ростех» с Минприроды о строительстве мусоросжигательных тепловых электростанций (МТЭС), в том числе после 2022 года и в Нижегородской области, пока разрабатывается пилотный проект сжигания коммунального мусора плазмотронами по проекту «Роскосмоса», мусор копится каждый день. И все, что можно делать, это намного яснее прописывать правила игры в этой сфере, чтобы каждый участник: житель, регоператор, утилизатор, чиновник, депутат — руководствовались общечеловеческой задачей спасения и нас, и самих себя от мусора.

Нижегородская область ежегодно производит более 1,2 млн тонн ТКО, три четверти из которых приходится на долю населения. Больше половины от общего объема поступает из областного центра. Пока по-прежнему мусор свозится на полигоны. Но сейчас он проходит большую, чем ранее, сортировку. В Нижегородской области есть уже пять действующих, три строящихся мусоросортировочных комплекса (МСК), понемногу избавляющих область от свалок. А также построен успешный и передовой завод высококачественной переработки пластика — «Фантастик пластик». Пока и это — большие достижения.

На сегодня очевидны шаги государства по решению экологических проблем. Ощутимы позитивные тенденции ответственного отношения, нежелание и дальше закрывать глаза на проблемы экологии, влияние накопленного ущерба на здоровье населения, состояние флоры и фауны. Но, как и во многих других случаях, на местах актуальность и концепты решения задач расползаются о «местечковую» специфику «человеческого» влияния, ручного управления, мелкого дележа, непрописанных четко норм и противоречивости действий участников процесса. Выйти из этой «местечковости» возможно при усилении контроля исполнения на местах, тщательной проработки законодательства и прочих нормативных актов на предмет устранения противоречий и «белых пятен», а главное — за счет развития реально работающей сети сбора утилизируемых отходов в каждом дворе, а также последующего контроля переработки.