Ямало-Ненецкий АО является одним из лидеров по числу реализуемых проектов в сфере развития инфраструктуры. Этому способствует гармоничное сочетание богатых бюджетных возможностей субъекта и рациональный подход к структурированию проектов, что несомненно представляет интерес для отраслевых экспертов, инвестиционных институтов, государственных органов.

Сейчас в ЯНАО реализуется масштабный проект в рамках достижения целей национального проекта «Экология», в одном из наиболее важных направлений — обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО). На территории округа предполагается создание одновременно трех новых современных кластеров по сортировке, переработке и захоронению ТКО мощностью не менее 100 тыс. т в год каждый.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

Как писали «Ведомости.Экология», они будут включать в себя автоматизированные мусоросортировочные и мусороперегрузочными комплексы, станции и площадки временного накопления отходов. Реализация проектов предполагается с привлечением частных инвестиций на основе концессионных механизмов. Расчетный объем капитальных вложений, с учетом стоимости привлечения кредитных ресурсов, составит около 9 млрд руб.

Концессионер будет обязан создать объекты и приступить к эксплуатации не позднее 31 декабря 2024 года. В соответствии с графиком достижения показателей нацпроекта «Экология», к указанной дате должна быть создана соответствующая инфраструктура, обеспечивающая обработку и минимизацию полигонного захоронения отходов.

Таким образом, в относительно сжатые сроки (менее трех лет) будет необходимо выполнить полный объем проектно-изыскательных работ, пройти все виды экспертиз и согласований, провести строительство, получить необходимую разрешительную документацию, включая лицензии и организовать эксплуатацию. Учитывая, что это будут greenfield-проекты в условиях Крайнего Севера, подписываться под жесткие сроки реализации — весьма рискованно, ведь не все в полной мере зависит от проектировщиков и строителей. Здесь необходимо принимать во внимание результаты изысканий, общественных слушаний, обеспеченность инженерной инфраструктурой и т. д.

Условиями концессионного соглашения зафиксирована принципиальная позиция окружного правительства относительно предельного объема инвестиций концессионера, подлежащих возмещению за счет бюджета, его увеличение не допускается ни при каких обстоятельствах. В таком подходе проявляется рациональность в расходовании бюджетных средств, стремление обеспечить защиту интересов государства и потребителей, что безусловно является одним из ключевых приоритетов. Однако всегда следует учитывать конкретные обстоятельства реализации проектов и их особенности.

Попросивший об анонимности региональный эксперт так их прокомментировал: «В ямальских проектах до сих пор неясен полный объем строительных работ и реальных расходов. На сегодняшний день на территории ЯНАО не имеется объектов, аналогичных тем, что планируются к строительству. Кроме того, как показывает динамика цен 2021 года, произошел значительный рост цен на различные виды материалов, прежде всего металла, а ключевая ставка ЦБ РФ выросла почти вдвое. В таких условиях слишком велики риски не уложиться в твердую цену контракта и построить объект себе в убыток. Концессионер вообще может оказаться неспособен привлечь дополнительное финансирование и завершить строительство».

В правительстве округа наличие таких рисков концессионера признают, но каких-либо конкретных механизмов их устранения не предлагают. «Увеличение стоимости строительства относится к рискам концессионера, оно должно быть профинансировано им за счет собственных или привлеченных ресурсов и не влечет автоматического увеличения предельного размера инвестиционного платежа, выплачиваемого концессионеру за счет средств окружного бюджета. Мы не считаем необходимым финансировать такие расходы за счет адресных инвестиционных программ или пересмотр предельных технико-экономических показателей объектов концессионных соглашений», — пояснили «Ведомостям.Экологии» в департаменте энергетики и жилищно-коммунального комплекса ЯНАО.

Отметим, что в ряде городов ЯНАО эксплуатируются комплексы по сортировке, переработке и захоронению ТКО меньшей мощности, в связи с чем ни один из операторов, работающих сегодня в округе, не подал заявок на участие в конкурсе. Возможно, потому, что понимал, что заведомо не прошел бы квалификационный фильтр.

В итоге ко второму этапу конкурса — подаче ценовых заявок — оказались допущены проектные SPV-компании, представленные холдингами «ЭкомашГрупп», «Террикон» и «Экос».

Остался без ответа вопрос редакции к правительству ЯНАО, отвечают ли указанные компании ожиданиям о технологическом лидерстве в отрасли, реальной способности организовать строительство и эксплуатацию сложных производственных объектов. Ведь речь идет об Арктике, здесь нужно соблюдать повышенные экологических требования. Было лишь указано, что «в конкурсную документацию были включены требования о наличии у потенциальных участников опыта создания объектов по обращению с отходами, аналогичных тем, которые планируется создать на территории конкретного муниципалитета».

Условиями концессии предусматривается глубокая погруженность концедента в процесс организации строительства и жесткий контроль за его ходом. Без предварительного согласования с властями инвестор не имеет возможности привлечь проектировщика и генерального подрядчика, утвердить техническое задание и направить на государственную экспертизу проектную документацию, самостоятельно подписывать акты приемки выполненных работ и т. д. Организован и контроль за расходованием денежных средств.

По словам Дмитрия Афанасьева, руководителя департамента тарифной политики, энергетики и жилищно-коммунального комплекса ЯНАО, «наличие подобных положений, как правило, обусловлено объективным желанием концедента обеспечить непрерывность и эффективность, как строительства, так и эксплуатации объектов единым лицом — концессионером (победителем конкурса)».

Одновременно предусматривается и подробно регламентируется механизм передачи концессионером построенного объекта во владение и эксплуатацию иному лицу (оператору), т. е. обеспечивается возможность построить объект, но в дальнейшем его не эксплуатировать, передав эту функцию третьему лицу.

Эксперт так прокомментировал эти условия: «Напрашивается вопрос о целесообразности концессии как механизма реализации этих проектов. Округ располагает необходимыми деньгами, строительный блок регионального правительства вполне компетентен и способен организовать и контролировать ход строительства. Уж и строили бы сами, а затем передали в эксплуатацию кому-то из профессионалов. В ситуации, когда инвестор ограничится лишь строительством объектов под полным контролем того, что, как и кому следует строить, при этом получая полную компенсацию из бюджета, а эксплуатацию передаст кому-то другому, это сильно смахивает на традиционный договор строительного подряда с кредитованием заказчика в виде отсрочки расчетов и уплатой процентов, а сама суть концессии, как государственно-частного партнерства теряется».

Анализ финансовой отчетности претендентов на статус концессионера за 2020 год, размещенной в открытых источниках, показывает, что ни один из них не располагает достаточными объемами собственных ресурсов для реализации проектов и будет вынужден привлекать заемное финансирование с соответствующими механизмами обеспечения.

Из открытых источников следует, что за 2020 год выручка «Экоса» составила 12,7 млрд руб., чистые активы — 575 млн руб., соответствующие показатели «ЭкомашГрупп» —1,8 млрд руб и 365 млн руб., «Террикона» — 142 млн руб. и 35 млн руб.

Как показывает практика, кредитное финансирование подобных проектов достигает 80−85% требуемого объема инвестиций, а оставшуюся часть инвестору предлагается вложить самостоятельно, чтобы обеспечить баланс интересов всех его участников.

Исходя из того, что требуемый объем вложений по каждому из объектов на инвестиционной стадии составляет около 3 млрд руб., объем собственных вложений концессионера может составить 450−600 млн руб. в каждом проекте. Учитывая данные финансовой отчетности потенциальных концессионеров, это представляется весьма амбициозной задачей, решение которой, очевидно, подразумевает поиск соответствующих источников финансирования, поддерживающих и обеспечивающих механизмов.

Меж тем, по мнению правительства ЯНАО, «проекты могут быть реализованы и без дополнительных мер государственной поддержки», поскольку существенная часть расходов на создание объектов будет компенсироваться за счет средств окружного бюджета.

Особенностью ямальских проектов ТКО является то, что возмещение вложений инвестора и обеспечение окупаемости осуществляется полностью за счет средств бюджета, в тарифы будут включаться исключительно расходы на эксплуатацию построенных объектов.

Конкурсной документацией и проектами концессионных соглашений предусмотрены расчетные значения необходимой валовой выручки концессионера на первый (базовый) год эксплуатации объектов, с последующей индексацией в установленном порядке. При этом, постатейной расшифровки и методики расчета не приводится. Ее анализ показывает, что две трети валовой выручки могут уйти на налоги на имущество и на прибыль, а собственно на эксплуатацию, прежде всего заработную плату, ремонты и прочие традиционные статьи расходов, останется явно неадекватная величина.

«Конкурсной документацией предусмотрены расчетные значения необходимой валовой выручки концессионера, которые могут корректироваться, с учетом его фактических расходов», — поясняют в правительстве ЯНАО.

Вместе с тем одним из критериев конкурсного отбора является индекс эффективности операционных расходов, предлагаемый претендентами, который в последующем будет применяться при утверждении необходимой валовой выручки (НВВ).

Мнение эксперта: «Получается, что указанная в конкурсной документации величина валовой выручки имеет какой-то чисто символический смысл и никого ни к чему не обязывает. Интересная конструкция, когда для победы в конкурсе надо предложить не наименьшую величину НВВ, необходимой для эксплуатации, по аналогии с расходами на строительство, а только индекс эффективности, который будет применяться к какой-то, пока никому не известной величине, фактический размер которой все узнают позже, когда инвестор построит объект и поймет, в какие же деньги ему будет обходиться эксплуатация».

Нередко, в целях стимулирования частных инвестиций и одновременно снижения тарифной нагрузки на потребителей, региональные власти устанавливают налоговые льготы и целевые субсидии на покрытие части эксплуатационных расходов. Однако, как следует из полученного ответа на запрос, в контексте реализуемых проектов окружные власти не видят необходимости предоставления концессионеру налоговой или иных форм государственной поддержки. Возможно, расчет строится на возможности получения выручки от обработки и захоронения иных видов отходов, не являющихся коммунальными и не подпадающих под государственное тарифное регулирование и контроль.