Формирование тарифов регионами в начале мусорной реформы привели к разрывам в стоимости за услугу по вывозу отходов. На полях XXV Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) генеральный директор Российского экологического оператора Денис Буцаев рассказал, с чем связаны проблемы вокруг тарифов в отрасли обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО), а также о том, что необходимо сделать для их устранения.

«Что удалось за время реформы — у нас создан институт регоператоров. Их 181, они достаточно устойчивы. Только пять регоператоров находятся в красной зоне, с ними есть проблемы. Но, конечно, мы живем не в мире розовых пони. Проблем тоже хватает. Во-первых, у нас очень интересная ситуация с тарифами. В начале 2019 года регионы установили тарифы, скажем так, не тарифским способом. Кто сколько захотел, кто сколько посчитал, столько и установили. К чему это привело? Разрыв в тарифах был колоссальный, обоснование хромало, плюс, оно никак не было привязано к инвестиционной составляющей. Так получилось, что инвестиционной составляющей в подавляющем числе субъектов к концу 2019 года не оказалось. Это серьезно тормознуло инвестиционный процесс», — сказал Буцаев на сессии «Экономика замкнутого цикла и экология».

Помимо этого довольно медленно продвигается работа по подготовке территорий к строительству инфраструктуры. В большинстве регионов нет участков для этого, указал глава РЭО, а если есть, то «их качество хромает, с ними нужно много работать; нет экспертизы; нет проектно-сметной документации». В связи с этим в 2021 году РЭО отобрал лишь пять проектов, которые отвечали всем трем условиям. В 2022-м — таких проектов три. При этом со стороны государства есть ряд мер поддержки проектов.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

«Это не государство не хочет и не может, это бизнес не хочет. И регионы с этим ничего не делают. Как поддерживаем отрасль? В середине прошлого года мы начали разрабатывать новые меры поддержки. В декабре Правительство утвердило зеленые облигации. В настоящий момент мы можем привлечь с рынка 100 млрд рублей, а выдать их под субсидированную ключевую ставку с ценником в районе 4−5% годовых. Это беспрецедентно дешевые ресурсы в текущих реалиях, так деньги еще не предлагались», — сказал Буцаев.

Также РЭО помогает регионам выбирать земельные участки. До 2024 года стоит задача построить около 850 объектов общей стоимостью около 450 млрд рублей.

«Исходя из этого мотивируем регионы начинать работу уже сегодня. И двигаться к сбору любой конструкции, но эта форма должна подразумевать возможность привлекать инвесторов, привлечения денег на возвратной основе. И самое главное — принятие регионами определенной финансовой нагрузки. Мы, конечно, будем помогать, но регионы должны принять это», — добавил глава ППК.

На сессии также выступил заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Дмитрий Тетенькин.

«Закон о вторичных материальных ресурсах (ВМР) — серьезное решение. В первом чтении прошел этот законопроект, и это основа ЭЗЦ. Расширенная ответственность производителей (РОП) — тоже механизмы стимулирования. Мы пытаемся усилить, улучшить качество администрирования. Подготовили постановление, когда даем преференции при закупках товаров, произведенных из вторичного сырья. Это очень большая работа, постановление уже в правительстве», — сообщил Тетенькин.

Заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Александр Коган добавил, что к 2030 году планируется запретить захоронение вторичных ресурсов, а с 1 марта 2024 года Правительство и Минпромторг будут определять перечень продуктов, где нужно использовать вторсырье, а также перечень трудноизвлекаемых или перерабатываемых, которые будет запрещено производить. По его словам, важно было определить, в какой момент продукт становится отходом или ресурсом.

«Задача наша была сделать некую систему стимулов, чтобы было выгодно использовать вторичные материальные ресурсы. Вопрос — когда те или иные вещества становятся отходом и что является ресурсом. Вторичные ресурсы могут стать сырьем. И организация сама может выбирать, что может стать побочным продуктом. Мы упустили, что большой пласт выпадает при проведении работ. Поэтому в понятие побочного продукта мы добавили и проведение работ. Мы поставили срок три года, когда побочный продукт должен стать либо вторсырьем, либо продукцией. Если в течение трех лет ничего не происходит, побочный продукт так и остается отходом, будет штраф. Побочный продукт не может передаваться третьим лицам. Он должен быть обработан. Либо понижен класс опасности, как у вторсырья, либо как конечный продукт», — сказал Коган во время выступления на сессии.

Глава Роспотребнадзора Светлана Радионова рассказала, что по поручению вице-премьера Виктории Абрамченко ведомство начало проверять утилизаторов. Всего в стране 1400 компаний, которые заявляют себя как утилизаторы и имеют лицензию на это. С ноября 2021 года по май 2022 года было проверено 287 юрлиц, 70% из которых, имея лицензию на утилизацию, ей не занимаются.

«То есть они взяли эту лицензию, поскольку ее очень легко получить, заявили себя владельцами некой технологии (здесь мы, к сожалению, тоже негативно поучаствовали, потому что на части этих лицензий есть ранее выданные экологические экспертизы), и сидят тихонечко. Не имеют мощностей, ничего не делают, и создают у нас иллюзию наличия утилизатора. И это большая проблема. По итогу, они захламляют нас рынок нормальных утилизаторов, которые могли бы принести нам нормальные технологии и, по большому счету, получать продукцию, осуществлять нормальную экономическую деятельность и в этой деятельности создавать прибавочную стоимость чистой экологической среды в том числе», — отметила Радионова.

Представитель Россельхозбанка выразил уверенность в большом спросе на облигации ППК РЭО и заявил, что Банк рассчитывает привлечь широкий круг инвесторов при их размещении.

«Россельхозбанк планирует сделать индустрию переработки отходов bankable. Одним из подходящих вариантов стали планируемые к выпуску облигации РЭО на сумму до 50 млрд рублей. Это позволит объединить лучшие практики торговли привлекательными ценными бумагами и проектного финансирования. В приоритете будет поддержка проектов в регионах с высоким рейтингом устойчивости, планируется их верификация в соответствии с ESG-стандартами», — отметил член правления, первый заместитель председателя правления АО «Россельхозбанк» Кирилл Левин.

Председатель совета директоров, ООО «ЭкоЛайн» Евгений Михайлов назвал три проблемы, связанные с утилизацией отходов. Первая — установление норматива юрлицу в зависимости от вида деятельности, вторая — органика, связанные с ней газ, вонь, фильтрат и катастрофическое недовольство населения, если рядом появляется полигон. По оценкам «ЭкоЛайна», около 20 млн тонн органики пригодно для компостирования. Поэтому стоит говорить о запрете захоронения органики, которая должна проходить через компостирование, а под компостирования должен пониматься техногрунт. Иначе проблема вони и фильтрата не будет решена.

«Третья проблема — пластики. Неперерабатываемые пластики, которые мы получаем. Во входящем потоке примерно 33% плохо перерабатываемых и неперерабатываемых пластиков и полигонных пленок. Мы сейчас отбираем 75%, можем отобрать 90%, но не понимаем, что дальше с этим делать. Мы отбираем 43 фракции на КПО, дальше уже — вкусовые вещи, некий „крафт“. У нас есть несколько вариантов: продать на переработку, сделать RDF, захоронить. Если мы это не делаем, это все возвращается на карту захоронения, но уже не в виде отхода, не в виде хвоста, а в виде пересыпки или чего-то еще. Поэтому мы можем сделать, но нам надо помочь. Но без направления сюда РОП это никогда не будет переработано», — сказал Михайлов.