Верховный Суд РФ отказался признавать недействующим п. 6 СанПиН 2.1.3684−21, который способен подорвать экономический стимул для перехода потребителей на раздельный сбор бытового мусора:

  • основным «меркантильным» соображением в пользу раздельного сбора ТКО является снижение стоимости коммунальной услуги по вывозу мусора. Потому что за вывоз несортированных ТКО следует платить исключительно по нормативам накопления отходов, и при этом абсолютно неважно, больше или меньше мусора, в литрах или килограммах, принесут потребители на площадку ТКО, — стоимость услуги от этого никак не изменится. В регионах, где норматив накопления «привязан» к квадратному метру помещения, а не количеству людей в нем, не имеет даже значения, живет ли кто-то в помещении, — за вывоз теоретических ТКО собственник пустой квартиры все равно обязан заплатить;
  • если же осуществлен переход на раздельный сбор ТКО, то — согласно Правилам коммерческого учета ТКО, — подсчет вывозимых отходов осуществляется по количеству и объему контейнеров для накопления ТКО, установленных на мусорной площадке. На практике, при сортировке ТКО количество заполненных мусорных баков, зачастую, начинает сокращаться, — потребители активно сдают макулатуру, стекло и пластик на пункты приема вторсырья, отдают железки в прием металлолома, устанавливают в кухонных раковинах измельчители пищевых отходов;
  • поэтому, казалось бы, и плата за вывоз ТКО должна уменьшаться для таких сознательных сограждан, которые тратят свои силы и время на сортировку мусора;
  • однако на самом деле для уменьшения платы за обращение с ТКО мало уменьшить объем самих отходов. Необходимо еще включить это «похудевшее» количество мусорных баков в договор между УК и мусорным оператором,
  • а этот договор должен учитывать положения санитарного законодательства, поскольку «накопление отходов допускается только в местах (на площадках) накопления отходов, соответствующих требованиям законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения». Во всяком случае, на это указали суды в споре между УК и оператором ТКО об урегулировании разногласий (о количестве баков для сортированного мусора), возникших между сторонами при заключении договора на оказание услуг по обращению с ТКО;
  • а санитарное законодательство, в свою очередь, требует — независимо от того, сортируется ТКО или нет, — иметь на мусорной площадке столько баков для мусора, сколько их полагается иметь по нормативам для несортированного мусора (дословно: «количество мусоросборников, устанавливаемых на контейнерных площадках, определяется хозяйствующими субъектами в соответствии с установленными нормативами накопления ТКО»);
  • таким образом, мусорный оператор, опираясь на данное положение СанПиН 2.1.3684−21, требует от потребителя при раздельном учете ТКО устанавливать мусоросборники в количестве, соответствующем установленным нормативам накопления ТКО. И не только требует, но и получает эффективную судебную защиту, — в упомянутом споре суд пришел к выводу о том, что количество мусоросборников, устанавливаемых сортирующим потребителем на контейнерной площадке, должно соответствовать объему отходов, который должен был бы образовываться согласно нормативу накопления ТКО, утвержденному исполнительным органом субъекта РФ. А у потребителя исчезает экономический интерес вообще ввязываться в сортировку ТКО,
  • между тем, ст. 3 Федерального закона от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» производства и потребления вводит, в том числе, декларирует использование методов экономического регулирования деятельности в области обращения с отходами в целях уменьшения количества отходов и вовлечения их в хозяйственный оборот в качестве основного принципа госполитики в области обращения с отходами (Решение Верховного Суда РФ от 30 июня 2022 г. № АКПИ22−343, Определение Верховного Суда РФ от 25 мая 2022 г. № 306-ЭС22−6541).

Эти доводы, однако, были отклонены Верховным Судом РФ:

- Реклама -
Подписка — внутри поста
  • приведенные заявителем в обоснование своей позиции нормы «мусорного» законодательства не предусматривают какие-либо правила определения количества и объема контейнеров, подлежащих размещению на контейнерных площадках, и вообще имеют иной предмет регулирования в отличие от спорных СанПиН;
  • в свою очередь,п. 3 ст. 13.4 Закона об отходах № 89-ФЗ и пункт 2 Правил обустройства мест (площадок) накопления ТКО № 1039 предусматривают, что места (площадки) накопления ТКО должны соответствовать требованиям законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения,
  • а следовательно, доводы административного иска о несоответствии абз. 1 п. 6 спорных СанПиН положениям законодательства, имеющего большую юридическую силу, основаны на ошибочном толковании норм материального права;
  • оспариваемый административным истцом в части пункт 6 СанПиН входит в предмет санитарно-эпидемиологического нормирования и устанавливает обязательные санитарно-эпидемиологические требования к месту накопления ТКО (контейнерной площадке), в частности к количеству размещаемых контейнеров, не изменяя и не затрагивая правовых основ определения нормативов накопления твердых коммунальных отходов, а также вопросов осуществления их коммерческого учета.