По словам одного эксперта «АГ», Верховный Суд вновь обратил внимание, что при решении вопроса о выборе способа расчета платы необходимо руководствоваться принципом соблюдения баланса законных интересов участников сторон, поскольку договор на оказание услуг по обращению с ТКО носит двусторонне обязывающий характер. Другой отметил, что при новом рассмотрении дела суду надлежит, в частности, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора с учетом условий договора и требований экологического законодательства и законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, предложив ТСЖ уточнить требования по встречному иску.

23 августа Верховный Суд вынес Определение № 301-ЭС22−6261 по делу № А43−14 632/2020 о споре между товариществом собственников жилья и обслуживающей организацией в связи с изменением условий договора по вывозу мусора.

ТСЖ «Дом номер 13» заключило с ООО «Нижэкология-НН» договор на оказание услуг по обращению с твердыми коммунальными отходами, по условиям которого общество принимало ТКО и обеспечивало их транспортирование, обработку, обезвреживание и захоронение в обмен на оплату товариществом его услуг по цене, определенной в пределах утвержденного в установленном порядке единого тарифа на услугу регионального оператора.

- Реклама -
Подписка — внутри поста

В январе 2019 г. ТСЖ обратилось к обществу с требованием заключить допсоглашение к договору и изменить порядок учета отходов расчетным путем, исходя из количества и объема контейнеров, фактически вывезенных оператором. При этом оно ссылалось на организацию на территории товарищества с 2018 г. раздельного накопления и сбора отходов. Однако «Нижэкология-НН» отказало в этом, отметив, что в Нижегородской области нет установленного порядка раздельного накопления ТКО.

В связи с тем что ТСЖ не оплатило услуги по обращению с ТКО за период с января по октябрь 2019 г., общество обратилось в суд с иском о взыскании задолженности. В свою очередь, ТСЖ предъявило встречный иск об обязании общества заключить дополнительное соглашение к договору, изложив п. 15 договора в следующей редакции: «Стороны согласились производить коммерческий учет объема ТКО в соответствии с абз. 3 подп. „а“ п. 5 Правил коммерческого учета объема и (или) массы твердых коммунальных отходов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 3 июня 2016 г. № 505 (далее — Правила № 505), расчетным путем исходя из количества и объема контейнеров для накопления ТКО, фактически вывезенных региональным оператором с места накопления отходов за расчетный период, установленный п. 5 договора. Условия настоящего пункта применяются к правоотношениям сторон, возникшим с 1 января 2019 г.».

Суд первой инстанции удовлетворил первоначальный иск полностью, а встречный иск -частично, изложив п. 15 договора в следующей редакции: «Коммерческий учет объема ТКО производится в соответствии с абз. 3 подп. „а“ п. 5 Правил № 505 расчетным путем исходя из количества и объема контейнеров для накопления ТКО, установленных в местах накопления ТКО за расчетный период, предусмотренный пунктом 5 договора», и распределил судебные расходы по уплате госпошлины. Впоследствии апелляция приняла отказ общества от конкретной денежной суммы и скорректировала размер взыскиваемой с ТСЖ задолженности, взыскав с него более 172 тыс. руб. долга, свыше 15 тыс. руб. пени, и распределила судебные расходы. В свою очередь, кассация оставила в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

Не согласившись с решениями судов, ТСЖ обратилось с кассационной жалобой в ВС РФ. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда сочла, что нижестоящие инстанции правомерно ссылались на наличие задолженности кассатора перед обществом и наличие у него обязанности по ее оплате, применив к нему предусмотренную п. 22 договора меру ответственности за ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

В то же время, отметила Экономколлегия, рассматривая встречный иск товарищества, суды не учли ряд обстоятельств. Так, общество является региональным оператором по обращению с ТКО, а публичный договор на оказание услуг по обращению с ними для регионального оператора заключается в соответствии с типовым договором, утвержденным российским правительством, который является обязательным для такого оператора и собственников ТКО. В связи с этим договор на оказание услуг по обращению с ТКО может быть дополнен по соглашению сторон иными не противоречащими законодательству РФ положениями. Согласно подп. «а» п. 5 Правил № 505 коммерческий учет ТКО осуществляется расчетным путем исходя из нормативов их накопления, выраженных в количественных показателях объема или же количества и объема контейнеров для накопления ТКО, установленных в местах их накопления.

В рассматриваемом случае, заметила Коллегия, с момента подписания спорного договора между сторонами имелись разногласия по способу коммерческого учета ТКО. В январе 2019 г. ТСЖ обратилось к обществу с требованием заключить допсоглашение и изменить порядок учета отходов, но общество отказало со ссылкой на отсутствие в Нижегородской области соответствующего порядка. Ключевым пунктом, по которому у сторон имелись разногласия, был п. 15 договора, регулирующий порядок учета объема и массы ТКО, который включен в договор в соответствии с положениями типового договора. Данных о том, что это условие индивидуально обсуждалось при заключении спорного договора, не имеется, указал ВС.

Нижестоящие инстанции, заметил Верховный Суд, указали на неправомерное уклонение регионального оператора от заключения допсоглашения об изменении порядка осуществления учета объема ТКО, предусмотренного вышеуказанным пунктом договора, и внесли изменения в него с учетом предусмотренной Правилами № 505 возможности определения объемов при раздельном накоплении исходя из количества и объема контейнеров для накопления ТКО, установленных в местах накопления. Также они указали на факт получения обществом решения о раздельном накоплении ТКО, принятого собственниками жилья, признав его обязательным для реализации. Поскольку ТСЖ, требуя внесения изменений в п. 15 договора, сослалось на абз. 3 подп. «а» п. 5 Правил № 505, суды правомерно руководствовались этой нормой.

В то же время, отметила Коллегия, они не учли, что предложение ТСЖ о внесении изменений в п. 15 договора обусловлено стремлением снизить стоимость оказываемых обществом услуг путем определения объема ТКО расчетным путем исходя из количества и объема контейнеров для накопления мусора, фактически вывезенных оператором. «Однако судебные акты, вопреки положениям ст. 170 АПК РФ, не содержат выводов в части заявленного требования об осуществлении коммерческого учета объема отходов исходя из фактически вывезенных оператором контейнеров и мотивов, по которым отвергнуто данное требование», — отмечено в определении ВС.

В нем также указано, что общество настаивало на действующей редакции п. 15 договора, указывая на возможное повышение стоимости услуг при осуществлении коммерческого учета ТКО в соответствии с абз. 3 подп. «а» п. 5 Правил № 505. При этом объем ТКО, места их накоплений, способы складирования и периодичность вывоза были определены в Приложении № 1 к договору. Наряду с этим сами условия договора и приложения к нему не содержат положений о раздельном сборе отходов. При изменении судами п. 15 договора неизменными остались условия об объеме, месте и способах складирования ТКО, согласованные в Приложении № 1.

В судебном заседании Экономколлегии представители ТСЖ пояснили, что при установленном ежедневном графике вывозятся не полностью заполненные контейнеры, поскольку ТКО и крупногабаритных отходов в объеме, предусмотренном Приложением № 1, ежедневно не набирается. Соответственно, расчет учета объема ТКО исходя из количества, объема установленных контейнеров и площади складирования КГО, согласованных в вышеуказанном приложении, а также без учета раздельного сбора отходов привел к многократному удорожанию стоимости оказываемых обществом услуг, в связи с чем условие п. 15 договора в принятой судом редакции оказалось обременительным для ТСЖ.

Изменение судом вышеуказанного пункта ухудшило положение ТСЖ и привело к удорожанию услуг по сравнению с тем, что было, и, наоборот, поставило общество в более выгодное положение, о чем свидетельствует, в частности, предъявление последним иска о взыскании с ТСЖ задолженности в значительном размере (дело № А43−11 868/2022). Со ссылкой на письмо ФАС Росси от 11 августа 2021 г. № ВК/67 016/21 Коллегия отметила, что действия регионального оператора, выразившиеся в навязывании невыгодных условий потребителю (в частности, в навязывании невыгодного для потребителя коммерческого учета ТКО), могут содержать в себе признаки нарушения антимонопольного законодательства.

«Суды, ссылаясь на наличие решения о раздельном накоплении, не учли, что в договоре не прописаны положения об осуществлении раздельного накопления ТКО, такой порядок не закреплен, количество и виды контейнеров, способ складирования ТКО и КГО, указанные в приложении к договору, остались в редакции договора от 15 ноября 2018 г., — отмечено в определении ВС. — Суды не оценили взаимосвязь существенных условий договора, каковыми в силу п. 25 Правил № 1156 являются планируемый объем и (или) масса транспортируемых твердых коммунальных отходов, состав таких отходов, периодичность и время вывоза ТКО, способ коммерческого учета количества твердых коммунальных отходов, не сопоставили указанные условия с точки зрения разумности внесения изменений в способ коммерческого учета объема ТКО в принятой судами редакции и соответствия внесенных изменений иным существенным условиям договора».

В связи с этим Экономколлегия напомнила, что арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из них. Она отменила судебные акты нижестоящих судов в части встречного иска ТСЖ и распределения судебных расходов по уплате госпошлины, вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Юрист компании ALTHAUS Legal Юлия Максимкина отметила, что переход на новые правила сбора, транспортировки и вывоза ТКО вызвал множество вопросов у всех потребителей данной услуги и породил различные судебные споры о способах расчета платы за услуги по обращению с ТКО. «Верховный Суд еще раз обратил внимание, что при решении вопроса о выборе способа расчета платы необходимо руководствоваться принципом соблюдения баланса законных интересов участников сторон, поскольку договор на оказание услуг по обращению с ТКО носит двусторонне обязывающий характер», — отметила она.

По словам эксперта, положения п. 2 ст. 24.7 Закона об отходах производства и потребления, закрепляющие легальное определение договора на оказание услуг по обращению с ТКО, указывают на публичный характер такого договора для регионального оператора. Она пояснила, что региональный оператор не вправе уклоняться от согласования с потребителем дополнительных, отличных от типичных, условий договора — в случае использования собственником раздельного способа накопления отходов. В силу п. 5 ст. 24.7 Закона об отходах производства и потребления договор может быть дополнен по соглашению сторон иными условиями, не противоречащими законодательству РФ. В то же время для потребителя заключение такого договора также является обязательным (ч. 4 ст. 24.7 Закона об отходах производства и потребления).

«Таким образом, договор с условием об определении объема ТКО расчетным путем исходя из количества и объема контейнеров не должен быть более обременительным для потребителя, чем договор с условием об определении объема ТКО исходя из нормативов накопления. Вместе с тем изменение типовых условий договора по заявлению потребителя не должно ставить регионального оператора в более невыгодное положение и ухудшать его правовое положение. Такая крайняя мера, как отмена судебных актов нижестоящих инстанций, может способствовать формированию устойчивой практики применения Закона об отходах производства, а также верной оценке судами баланса интересов потребителя и регионального оператора, без чего цели справедливого процесса не могут быть достигнуты», — заключила Юлия Максимкина.

Адвокат, управляющий партнер ZHAROV GROUP Евгений Жаров отметил, что в рассматриваемом случае общество настаивало на действующей редакции договора, указывая на возможное повышение стоимости услуг при осуществлении коммерческого учета ТКО в соответствии с абз. 3 подп. «а» п. 5 Правил № 505. «Принципы добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключают обязанности суда оценивать условия договора с точки зрения их разумности и справедливости, принципа соблюдения баланса законных интересов участников данных правоотношений. При этом нужно учитывать, что условия договора, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для ТСЖ, которое представляет интересы собственников и пользователей жилых помещений, а с другой стороны, должны отражать интересы регионального оператора. В связи с этим ВС установил, что изменение судом первой инстанции условия п. 15 договора привело к ухудшению положения ТСЖ и удорожанию стоимости услуг по сравнению с тем, что было.

«Обращаясь со встречным иском ТСЖ просило изменить только редакцию п. 15 договора — изменение способа коммерческого учета объема ТКО — из количества и объема контейнеров для накопления ТКО. Вместе с тем, при изменении этого пункта остались неизменными условия об объеме, месте и способах складирования ТКО, согласованные в приложении № 1 к Договору. Возвращая дело на новое рассмотрения ВС РФ указал, что суды не оценили взаимосвязь существенных условий договора, каковыми в силу п. 25 Правил № 1156 являются планируемый объем и (или) масса транспортируемых ТКО, состав таких отходов, периодичность и время их вывоза, способ коммерческого учета их количества, не сопоставили указанные условия с точки зрения разумности внесения изменений в способ коммерческого учета объема ТКО в принятой судами редакции и соответствия внесенных изменений иным существенным условиям договора. При том ВС не поставил под сомнение выводы судов об обоснованности требований ТСЖ об изменении способа порядка коммерческого учета ТКО исходя из количества и объема контейнеров для накопления таких отходов», — заметил Евгений Жаров.

По словам эксперта, при новом рассмотрении дела в отмененной части суду надлежит, в частности, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора с учетом условий договора и требований экологического законодательства и законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, предложить ТСЖ уточнить требования по встречному иску.