Работы непочатый край. Лишь 11% людей привержены и разделяют мусор. Остальные считают, что "это проблема ЖКХ". / РИА Новости
 

Между шансом неплохо заработать на отбросах — сдать в экопункты стекло, пластик, старую бытовую технику и мебель — и просто избавиться от мусора народ по привычке выбирает свалку. Лишь на 9−17% загружены продвинутые точки сбора вторсырья по стране. Почему — читайте в материале.

Экохайп и мусорное пятно

Две проблемы — рост числа мусорных полигонов и простаивание впустую пунктов раздельного сбора бытовых отходов — обостряют третью. Люди стали меньше верить защитникам природы. С десяток пикетов-2022 в защиту природы — в Сочи, Челябинске и в других городах провалились. Вместо заявленных «до 200 человек» на них приходили до девяти организаторов. В Архангельской и Московской областях митинги против свалок или строительства мусоросжигающих заводов собирали по 300 и больше человек, но народ за «зелеными» все-таки не пошел.

- Реклама -

Вывод ВЦИОМ и АНО «Национальные приоритеты», как удар поддых — радикализм «зеленых» народ отпугивает, но вместе с хайпом на экологии, который продвигали экоактивисты, снижается и роль глобальной климатической повестки. За ее ширмой люди разглядели гнойники «цветных» революций. И теперь в рейтинге народных ценностей экология занимает уверенное последнее место из семи.

Второе дыхание вторсырья

Хотя ценности «зеленой» среды обитания разделяют почти все — 83%. А вот с переходом от ценностей к их исповеданию: закреплению хотя бы ключевых эко-привычек — разделять бытовой мусор, сокращать «транспортный след» и снижать загазованность, экономить свет, тепло и воду, — народ не спешит. Лишь 26% стараются не загрязнять среду обитания. Приверженность к раздельной сборке мусора еще ниже — 11%. А до 67% среднего (производство бытовой химии, обуви и одежды) и мелкого бизнеса (чаще ретейл и общепит) не хотят вкладываться в «зеленое» производство.

— Общество неохотно идет на экоинновации, — считает глава проекта «Прорыв», спецпредставитель по науке «Росатома» Вячеслав Першуков, поэтому надо искать выгоды от эколояльности.

И вот локомотивами сбережения природы обещают стать два национальных проекта. Проект «Прорыв» в Северске Томской области делает отработанное ядерное топливо (ОЯТ) вечным видом топлива, а атомную энергетику «зеленой» — независимой от урана как сырья и возобновляемой за счет ОЯТ как повторного топлива. Второй проект — идея раздельного сбора мусора за вознаграждение в экопунктах. Она тоже строится на принципах экономики замкнутого цикла, когда отходы становятся сырьем для новых товаров. Второе дыхание атома и вторсырья дают шанс на укоренение в сознании людей пяти-десяти экопривычек, без которых уже не жить. Однако, если АЭС пытаются экономить, вкладываясь в экопроизводство, то мелкие и средние бизнесы ведут себя как обыватель: поговорить о чистой природе любят, а от затрат на нее уклоняются. Наоборот, из мусора, как из воздуха извлекают сверхприбыль.

— Самая острая проблема — большинство людей страны оплачивает вывоз мусора по нормам, которые часто превышают объемы мусора до трех раз, что не раз подтверждалось в судах, — говорит зампред Комитета Госдумы по строительству и ЖКХ Светлана Разворотнева. — Так происходит потому, что сбор платежей идет по квадратным метрам, и люди платят за вывоз мусора из квартир, где по факту не живут. ТСЖ и управляющие компании в судах доказывают свое право перейти на сбор по факту, но сталкиваются с сопротивлением операторов-монополистов.

Как считает Разворотнева, мусорная реформа буксует по двум причинам — операторы отказываются переходить от нормативных к фактическим объемам вывоза мусора потому, что власти на местах не стимулируют отдельный сбор. У властей есть право внедрять систему раздельного мусора, но нет обязанности.

— Мы на развилке, — считает Разворотнева, — когда власти на местах сделают раздельный мусор обязательным, вплоть до введения штрафов операторов, как это начинает происходить в Белгороде или Воронеже, тогда можно говорить об обязательных штрафах за нарушение норм разделения мусора людьми.

Серебряный экоавангард

Пока же дорогу от декларации ценностей к здоровым экопривычкам можно сравнить с путем от детского сада до вуза.

— Мы пошли в детский экосад, — считает глава Российского экологического общества (РЭО) Рашид Исмаилов, — в младшую группу «штаны на лямках».

Как аргумент он приводит пример, который разоблачит любого, стоит вспомнить, куда он девает старую батарейку. Одна такая «мелочь» окисью заражает 20 квадратных метров жилья, поэтому ее разумно не бросать в мусор, а разделять. Пять лет в Москве в холлах жилых домов стоят емкости для сбора использованных батареек. В домах бизнес-класса ими пользуются 7% жильцов, в ТСЖ или со смешанной системой управления — 12%, в системе централизованного ЖКУ — 19%.

Инфографика «РГ» / Леонид Кулешов / Владимир Емельяненко

— Один из парадоксов в том, что в привыкании к новому экоповедению лидирует «серебряное» поколение, или 55 плюс, а оно чаще живет в домах попроще, где мест для раздельного сбора мусора или еще нет, или не хватает, — говорит Рашид Исмаилов. — Другой парадокс: чаще других экологию в системе ценностей на последнее место ставят успешные люди от 35 до 45 лет, делая упор на ценности здоровья и семьи. Что противоречит логике: какое здоровье без чистых воздуха и воды?

Так происходит, считают социологи, потому, что радикализация «зеленых» породила дефицит объяснений. Даже в среде экоавангарда — людей 55 плюс, волонтеры и сторонники раздельной сборки мусора часто не могут объяснить, зачем отдельно сортировать стекло, пластик и пищевой мусор.

Блики «экоболота»

«Мы раскладываем в разные контейнеры, а потом все складывается в один», — говорят обычные люди. «Мы строим очистные сооружения, — говорят средние бизнесмены, — задыхаемся от налогов, а большие компании предпочитают оставлять нефтяные разливы и пятна, потому что им дешевле заплатить штраф „по тарифу“ и сверх него накинуть чиновнику, чем вложиться в очистные».

— Так разрываются коммуникационные цепочки, — считает гендиректор компании по вопросам управления персоналом AXES Management Сергей Львов. — И вера в сбор мусора не всегда превращается в экологичное поведение.

Стратегия — быть зеленым выгодно. А «пляски с бубном» радикальных экоактивистов и власти на местах дают обратный эффект — раздражение.

И пока по этому пути идет основная часть общества, которую социологи назвали «экоболотом». Это молодые люди от 18 до 35 лет и часть успешного среднего класса от 35 до 45 лет.

— У них экоценности не переросли в привычки, — считает Рашид Исмаилов. — Ведь «зеленые» привычки как вредные привычки: все знают, что курить вредно, но… Так и с «позеленением» поведения. Нужна структура — места раздельного сбора мусора, сдачи вторсырья. Там, где они есть, например, в мегаполисах, сразу в три-пять раз снижается острота мусорной проблемы.

Именно по такой схеме экологи намерены внедрять «зеленую» культуру в среду обитания — вчера заметил место раздельного сбора мусора, сегодня отсортировал мусор сам, завтра стал экспертом для соседа

Экодиссиденты и счастье

«Почему на мои плечи перекладывают работу те, кто за это получает деньги?» — самый больной вопрос, который задают люди, отказывающиеся разделять мусор. Не менее ходовой аргумент у тех, кто бросает мусор мимо урн в парках и на улицах: «Дворники (мигранты) уберут».

Черты «принципиальной» позиции, которая перетекает во фронду и экодиссидентство, наметились у части молодых людей от 15 до 20 лет и части зрелых людей после 45 и 60 лет с невысоким индексом счастья и низкими доходами. Примета времени — счастливые люди сами убирают за собой, менее счастливые уповают на службы ЖКХ. По такому же принципу строится экомышление бизнеса: самый высокий экоиндекс у больших компаний, самый низкий — у безработных и самозанятых.

Правда, у отдельных счастливых людей, как и у благополучного бизнеса, зашкаливает скрытое экодиссидентство. По данным Минприроды России, нарушают природоохранные меры до 37% предпринимателей, одобряя, паразитируют на них 43%. Не легче и с людьми. Годовой объем пищевых отходов составляет 18 миллионов тонн. Или 40% от твердых коммунальных отходов (ТКО). При этом 71% ТКО приходится на граждан и лишь 29% на ретейл и общепит. Привычка жить так «как я хочу» пока берет свое.

Заработай на хламе

Но стратеги «малых шагов» не сдаются. Они заметили, что их сторонники есть не только в среде экоавангарда, но, что обнадеживает, «спящая» поддержка есть и в самой многочисленной группе — в «экоболоте». Симпатия просматривается даже в среде диссидентов.

— Во всех группах общества верх взяло представление, что «экология — это игрушка для богатых», — говорит Рашид Исмаилов, — или как минимум для благополучных. Поэтому наша стратегия — через благополучие и процветание людей и бизнеса, считаясь с их позицией — «быть зеленым выгодно», можно и нужно прививать экопривычки. А «пляски с бубном» радикальных экоактивистов и власти на местах дают обратный эффект — раздражение.

Вот и получается, что «зеленеть» придется вместе. И властям, создавая выгодные условия для раздельного сбора мусора, и людям — учась на хламе зарабатывать. Иначе эту выгоду приватизируют монополисты.